И сказано было людям, что будет…


Королевство Арамон, город Альбадо-и-Монте, 1328 год Лунной Звезды. Впереди – почти 700 лет до той эпохи, которую приверженцы богини Корриа могли бы счесть благословенной, если бы не прятавшиеся по лесам и похищавшие людей жуткие мальвадос – нелюди, искаженные магией Слуг Грастона, Дуэно-Хозяина, бога порядка.

Но в XIV веке мальвадос открыто живут в городе – они и стража, и армия, и многое другое в те мрачные времена. Хотя, для кого мрачные, а для кого лучшие из наисчастливейших. Ибо это эпоха безраздельного господства Грастона и его Верных, носящих Знаки. Инквизиция, о которой мало кто будет помнить 680 лет спустя. Время запрета на общение со Старшими Народами и на чтение «неправильных» книг. Время судов над коррианцами, певшими запретные волшебные песни. Время коррианских повстанцев – герильерос, бьющихся за право и возможность идти своими Дорогами. Все плотно, сжато, раскалено.

Это – ПРОЛОГ. Об этом останется память.

***

…1348 год. Прошло 20 лет. За эти годы, счастливые для Верных Грастону и мучительно долгие для коррианцев, произошло многое. Старый воинственный король Гаспаэро I, живое воплощение Дуэно Грастона в Арамоне, в 1338 году перешел Гуадарские горы с армией нечеловечески сильных и живучих мальвадос и обрушился на Моуристан. Но гордые и смелые люди сильной страны, свято чтившие своих Трех Сестер и не желавшие сменить их на чужого северного бога, оказали яростное сопротивление. Война длилась много лет, а в 1347 году его величество Гаспаэро Бешеный был убит под Кахраваном.

Его молодой наследник Альваро II ценил мир и счел, что развязанная его отцом война уже принесла Арамону больше вреда, чем пользы. В начале лета 1348 года он предложил королю Моуристана Фариду IV перемирие и встречу послов на нейтральной и безопасной территории. Но такого места не нашлось в Моуристане: на войну с арамонцами поднялся весь народ. Опасно было и в Гуадарских горах. И местом встречи был выбран маленький городок в Соэльской земле Арамона, на южной границе королевства, в долине Куэнто, в предгорьях Сьерра-Гуадаро – Альбадо-и-Монте.

В начале июля из Хадиффы отправились в путь моурийские послы, и не все они были сторонниками мира. Надо было понять этот народ, чьи Три Сестры всегда сражались с Мордохом Огненнооким! Не северяне ли вторглись на их землю, много лет заливали ее кровью, а теперь сами просят перемирия? А это значит лишь одно: их дела плохи. Значит, выиграть у них все, что только возможно, а не то мы сами перейдем горы Джебаль-ад-Джаддар! С разными мыслями ехали моурийские послы в Альбадо, а навстречу им двигались арамонские высокие сервидос из Кортамира, и пути им было тоже около месяца. В последних числах июля обе процессии подходили к Альбадо и алькальд города, сервидо Альваро да Луна готовился встречать высоких гостей.

А городок жил, ничего не подозревая.

…Арамонская делегация узнала об этом только в Соэльо, всего в двух днях пути от места встречи, которую отменить было уже нельзя. В Альбадо эта весть попала вместе с ними. А моурийцы вообще не знали (откуда бы им, уже месяц в пути по горам?), что в огромной Соэльской земле на юге Арамона вспыхнула страшная болезнь – Кабронова чума…

Это – ОСНОВНАЯ ИГРА.