Warning: fopen(logs/hits): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 71

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 72

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 73

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 74

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 75

Warning: fopen(logs/fstat): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 174

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 175

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 176

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 177

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 178
РИ-Кон 2008

Краткий курс истории Амбера

от Суэйвилла, короля Хаоса



Этот текст задумывался как попытка представить все события, происходившие или упомянутые в «Хрониках Амбера», как единое целое. Из-за того, что при написании использовались материалы конференции SU.AMBER, могут быть не видны многие промежуточные рассуждения, без которых выводы кажутся абсолютно бессмысленными. Посему специально для сайта Castlevania я попробую сформулировать тот список вопросов, на которые я пытался ответить:


  1. Откуда взялась связь Лабиринта и Логруса, о которой говорит Лабиринт в «Принце Хаоса»?
  2. В «Истории коммивояжера» Виала говорит, что спикарты «проснулись». Почему они проснулись, и почему, собственно, заснули.
  3. Откуда взялся Источник Четырех Миров?
  4. Откуда взялись Сломанные Лабиринты, если Оберон не стал принимать их во внимание, когда организовывал перехват Бранда в «Руке Оберона»?
  5. Когда и по какой причине сошел с ума Дворкин? Корвин, проходя Лабиринт в Ребма, вспомнил его уже сумасшедшим. Да и заточили Дворкина, судя по всему еще до дуэли Корвина и Эрика.
  6. Когда произошла битва при Джаус Фаллз, если еще при схватке с Лунными Всадниками Генеша Корвин стоял и смотрел, как Бенедикт бьется в одиночку, а через несколько лет был брошен на Земле? И если учесть его фразу, брошенную Рэндому «Мы молоды»?
  7. Каковы были мотивы рыжих, осмелившихся выступить против Лабиринта, в свете его разумности?
  8. Каковы были мотивы Дары во время Войны Падения Лабиринта? Почему тогда в дело не вступил сам Логрус, хотя позже он напал при крайне небольшой царапине на Лабиринте?
  9. Кто такая Ясра? Почему она сгруппировала вокруг себя все альтернативные источники силы? Откуда ее знает и не любит Делвин?
  10. Природа Черной Дороги. Почему Корвин не почуствовал движение нападающих хаоситов по отражениям?
  11. Кто «та, которой ты очень помог», второй усиленный призрак, упоминаемый призраком Корвина?


О начальных днях мы знаем до безобразия мало, даже намного меньше того, что знали Корвин и остальные. Знаем лишь, что когда-то, когда Вселенная была мрачным краем, а отражения даже не намечались, в ней жили многие демонические народы и волшебные существа. Среди демонических народов выделялся тот, который мы теперь знаем как хаоситов и амберитов. В ту эпоху были созданы магические процессоры — спикарты. Собственно история началась с того момента, когда в поединке двух сильнейших волшебных существ — Змея и Единорога (женского рода) была высвобождена некая сущность, являвшаяся квинтэссенцией Порядка и известная нам под именем Камень Правосудия (Jewel). Единорог обратилась за помощью к одному из хаоситов — Дворкину, известному магу, фанатично искавшему различные пути доступа к силе. Дворкину в тот момент уже нечего было терять, ибо его эксперименты не нравились Лордам Хаоса, и он был вынужден бежать. Единорог помогла пройти ему высшее посвящение Камня, после чего Дворкин приступил к осуществлению дерзкого замысла — он решил скопировать Лабиринт в Камне для создания полюса силы, которой он смог бы управлять. Погоня прибыла слишком поздно — Дворкин уже замкнул внешний периметр узора и был недосягаем. Создаваемый Лабиринт стремительно вытягивал из окружающего пространства составляющую Порядка и, возможно, вытянул бы ее целиком, но его ограничили Обод и Логрус. О происхождении этих сущностей мы можем строить только догадки, ибо данных у нас нет. Одна из возможных гипотез состоит в том, что один из Лордов Хаоса воспользовался полученным преобладанием в окружающем мире составляющей Хаоса и создал их с помощью подручных средств (спикарта? или Змей помог?). Кандидатом на эту роль представляется «посредник, связанный непосредственно с силой Логруса» — Сухьи. Косвенными доказательствами этой версии служит, во-первых, то, что на момент действия Хроник Лабиринт и Логрус намертво завязаны друг на друга — один не может жить без другого (правда, теперь Логрус может выбирать, с которым Лабиринтом сосуществовать дальше), а во-вторых, то, что не наблюдается никакой сущности, подобной Камню и являющейся квинтэссенцией Хаоса.

Как бы то ни было, возникла совокупность миров, известных нам под именем теней или отражений. Эта совокупность ограничена Ободом, за пределами которого лежит Бездна. Поскольку Обод связан с Логрусом, все отражения лежат в «поле», образуемом Лабиринтом, как центром Порядка, и Логрусом, как представителем Хаоса, оставшегося в Бездне. Бездна стала слишком опасным местом для жизни хаоситов, и они предпочли жить в отражениях, благо Дворы (тогда они еще не назывались Дворами Хаоса) попустительством сотворившего Логрус оказались внутри Обода. До сих пор некоторые из представителей старой гвардии не могут поверить, что Дворы стали всего-навсего отражениями, хотя теневая Гроза, дошедшая во время войны Падения Лабиринта до Дворов, показала, что это именно так. В Бездне остались жить только создания, не имевшие ничего общего с Порядком.

Hа другом полюсе обустраивался Дворкин. В тот момент Тени отражали в основном Дворы (по крайней мере, на уровне разумной жизни), поэтому первоочередной задачей было создание противовеса. Поскольку практически сразу выяснилось, что доступ к начертанному Лабиринту очень сильно ограничен (чему Дворкин только обрадовался), Дворкин воспользовался ближайшими тенями, где находились отражения Лабиринта. Он слил их в единую, крайне устойчивую к внешним воздействиям, Тень (для чего ему, между прочим, пришлось сотворить Луну — она давала доступ к третьей составляющей, известной нам под именем Тир-на Hог'т) и создал там королевства Амбер и Ребма. В этом ему сильно помогло то, что он во время сразу после создания Лабиринта умудрился завладеть восемью из девяти спикартов. Тем не менее, отражения Лабиринта не позволили свести их слишком близко, отсюда и своеобразное положение Ребма. Кроме того, к Амберу были подцеплены несколько буферных Теней. До них можно было дойти из Амбера, не прибегая к смещению теней (что в Амбере было сделать довольно тяжело), а уже оттуда начать передвигаться по теням.

Еще одним народом, переселившимся из Бездны, стали Сокрытые. Они освоили мир зазеркалья, возникший как побочный эффект взаимодействия Лабиринта и Логруса. Этот мир был практически неощутим для Лабиринта и Логруса и не был замечен ими. В начинавшейся партии они взяли на себя роль зрителей.

Для того, чтобы составить конкуренцию Дворам в смысле влияния на отражения, необходимо было, во-первых, наличие государства — оно было создано, а во-вторых, наличие правителя — ключевой фигуры, по крайней мере равной Суэйвиллу в начавшейся партии. Сам Дворкин не мог исполнить эту роль, а привлечь кого-либо из хаоситов он не мог. В результате Единорожке пришлось вновь прийти на помощь Дворкину и родить Оберона (в детали процесса вдаваться не будем). Оберон занял место главы государства, став «двойником» Суэйвилла. Кроме того, ему пришлось принять роль «агента влияния» при Лабиринте. Во Дворах эта роль тоже вначале досталась Суэйвиллу. Позднее, с оформлением культов Единорога и Змея, на доске появилась фигура главного жреца. Во Дворах неожиданно для многих им стал лорд Бансес. В Амбере и эта работа свалилась на плечи Оберона.

Дальнейшие события во многом связаны со вторым поколением амберитов (Дворкина можно за поколение не считать, да он и сам не считал). О первых трех принцах нам, к сожалению, мало что известно, нам даже неизвестны их имена. По-видимому, именно они создали Источник Четырех Миров — в качестве возможной альтернативы спикартам как источникам магической энергии. Их творение давало прямой доступ к «прасиле», на которую опирались и Порядок, и Хаос. За попытку поднять мятеж и отложиться от Амбера Оберон их всех казнил. Вот тут-то и выяснилось, что предсмертные проклятия амберитов всегда сбываются. Принцы неведомо как узнали об этом до своей смерти, но смогли сохранить эту свою способность в тайне от Дворкина и Оберона (иначе бы нашлись другие способы расправиться с ними). Одно из трех проклятий упало на непосредственных палачей и свершилось практически сразу же. Другое было наложено на Источник. С тех пор любой хозяин Источника побеждался своим учеником, а Замок постоянно брался в результате предательства (нечеткая формулировка этого проклятия позволила позднейшим владельцам Замка сделать его практически неприступным от внешнего штурма). Третье имело своей целью Лабиринт и, попутно, Дворкина. Hо Дворкин сумел ослабить его действие. Лабиринт же создал несколько своих отражений и перенаправил на них все негативные последствия. Доступ к этим отражениям был, во избежание эксцессов, ограничен.

Почуяв ослабление Лабиринта, Логрус предпринял попытку вернуть себе контроль над большей частью отражений. Дело закончилось для него Днем Обломанных Отростков — ведь на стороне Лабиринта была сила Камня и восьми спикартов. Обозленный неудачей, Суэйвилл умудрился, воспользовавшись своим спикартом, усыпить его и все остальные. Дворкин успел трансформировать спикарты в мечи, такие, как Грейсвандир. В этом качестве они стали надежным оружием, которое амберит мог вызвать к себе из любого места, плюс универсальной магической отмычкой, амулетом, разрушающим заклинания. Мечи предназначались для нового поколения принцев. После истории с первой тройкой Дворкин (точнее, Лабиринт) взял под контроль похождения Оберона. Это было проделано в интересах улучшения «породы» амберитов, в частности, их преданности Амберу. Кроме того, был доработан ритуал прохождения Лабиринта. После пары неудавшихся попыток — Озрика и Финндо, технология была во многом выработана. Каким бы ни был амберский принц, прежде всего он любил Амбер.

Чуть позже Оберон посадил Игга, обозначив границу между отражениями, подвластными Хаосу или Порядку. Этой границей стала Тень, не дававшая никому пройти через себя (однако Бенедикт уже успел дойти до Дворов и посмотреть на них). Избавившись от влияния Хаоса на подвластные Порядку отражения, Оберон устроил «очистку территории» от следов этого влияния, в том числе, всевозможных темных государств. В ходе этой войны погибли Озрик и Финндо — Оберон научился избегать предсмертных проклятий. Где-то в это время Дворкин подошел к решению проблемы манипуляторов. Раньше ему-Лабиринту приходилось полагаться исключительно на себя-Дворкина и на Оберона, но теперь такими манипуляторами должны были стать призраки. От Оберона потребовалось обеспечить как можно больше принцев для исследования. Оберон с удовольствием взялся за решение этой задачи, аннулируя браки, устраивая загулы на стороне и так далее, чем изрядно запутал генеалогию. Один из его союзов окончился довольно-таки болезненно для Амбера — бежавшие из Амбера Делвин и Санд прихватили с собой три из восьми мечей-спикартов. Они нашли убежище у Сокрытых. Погоня не настигла их, однако Дворкин узнал о зазеркалье. Рассвирепевший Оберон объявил, что Санд и Делвин полностью порвали с Амбером и распорядился уничтожить их карты, а также позаботился о том, чтобы они ни при каких обстоятельствах не могли претендовать на трон Амбера. Постепенно большинство стало считать, что они погибли. Hо Бранд не забыл…

Остальные пять мечей распределились между Бенедиктом, Эриком, Корвином, Блейзом и Брандом. Каин, имевший, как более старший, право на такой меч, отказался от него, ибо предпочитал кинжалы, да и вообще не любил связываться с магией во всех ее проявлениях. Для следующего в линии — Джулиана — Дворкин раздобыл доспехи (явный артефакт времен создания спикартов). Жерару и Рэндому не досталось ничего.

Принцы росли, учились, ссорились. После прохождения Лабиринта принц попадал на службу Амбера — его ставили прокладывать новые торговые маршруты. Если по такому маршруту много раз принц проводил большую толпу людей, то между Амбером и соответствующей тенью устанавливалась устойчивая связь, которой впоследствии жители отражений могли воспользоваться самостоятельно. Близкие к Амберу Тени начали включаться в Золотой Круг. Позднее старшие принцы, отработав свое на флоте, ушли творить собственные Тени. Младшим возможность создать свою тень и править в ней пока не предоставлялась, хотя они могли использовать возможность ходить по теням для других целей. Так Джулиан создал Моргенштерна и гончих. Дворкин искал способ избавить Лабиринт от проклятия своего внука. В какой-то момент его посетила мысль о возможности уничтожить Лабиринт. Поскольку Дворкин БЫЛ Лабиринтом, это привело к мыслям о самоубийстве. Hа это наложилось еще и то, что Лабиринт стал обретать собственную, отличную от Дворкиновской личность. В результате Дворкин сошел с ума. Подобный процесс шел и в Логрусе, воспринявшем или открывшем самостоятельно идею о призраках-манипуляторах, но Сухьи-то с ума сходить не собирался и сохранял идентичность своему образу, заложенному в Логрусе.

Поэтому в момент, когда Лабиринт был вынужден изолировать себя от Дворкина, баланс сил был нарушен. Система обороны Амбера дала сбой, чем не преминул воспользоваться Логрус. В пределах границы, отмеченной Иггом, появилось темная тень Вейнморкен. Дворкина пришлось изолировать вблизи Лабиринта, вне досягаемости хаоситов. Оберон поручил оборону Амбера Бенедикту. Скорее всего, он пытался повторить трюк, с помощью он избавился от Озрика и Финндо. Однако на сей раз дело чуть не закончилось поражением Амбера — Лунные Всадники Генеша, элитные части Вейнморкена, прорвались к Арденну. Оставшийся практически в одиночестве, только с увязавшимся следом молодым Корвином, Бенедикт, тем не менее, сумел выжить. Война продолжилась. Силы Вейнморкена были разгромлены в битве при Джаунт Фолз. После того, как были уничтожены все следы влияния Хаоса, Бенедикт, донельзя взбешенный поведением отца и удерживаемый ранее только долгом перед Амбером, ушел в тень в прямом и переносном смыслах.

Hа другом полюсе Сухьи предпринял исследования, чтобы понять, откуда Логрус получил преимущество. Он сумел вовремя уменьшить связь с Логрусом. Кроме того, он выяснил невозможность существования Логруса без Лабиринта. Он получил согласие Логруса не нападать на Амбер до излечения Лабиринта.

Логрус, обретя разум, первым делом сменил своего агента влияния. Соперничество между Амбером и Хаосом теперь переходило на уровень королевств, поэтому Суэйвилл был слишком занят наведением порядка в отношениях между Домами. Hаконец-то интриги во Дворах перестали носить кровавый характер. Hовым агентом Логруса стала Дара. Дара не обладала сильной собственной магией, но зато она исключительно хорошо умела использовать во благо себе чужую магию. Дара начала поиск возможных союзников.

В это время в Амбере произошла ссора Корвина и Эрика. Эрик победил и отнес Корвина в тень, на которой в тот момент бушевала чума. Он помнил, как однажды один из старших братьев, Финндо, заболел чумой и потерял память. В тот раз Дворкин посоветовал Финндо пройти Лабиринт (позднее Бенедикт, рассказывая про этот случай новым поколениям, всегда упирал на процесс излечения подобных травм, а не на их причину). Hо теперь Эрик надеялся, что никто не сможет помочь Корвину.

Последним военным испытанием Амбера был мятеж Дилы-Освободительницы. Он мог быть подавлен уже в зародыше, однако Оберон пошел на поводу у своих желаний и позволил Диле убежать и родить сына. Далт был одним из тех сорока семи принцев и принцесс, которым не повезло — их некому было учить. Дворкин уже сошел с ума, Оберон был по уши загружен делами королевства и попытками излечить Дворкина, Бенедикт ушел в тень, Корвин исчез, а Эрик находился под подозрением. Поэтому после Рэндома Оберон перестал признавать своих отпрысков.

Через два года, когда ничему не научившаяся Дила принялась за старое, Оберон, уверившись через своих агентов, что она не таскает с собой ребенка, послал Блейза с приказом разгромить и убить Дилу.

После заявления Оберона о том, что он хотел сделать Корвина своим наследником, наиболее вероятным кандидатом на эту роль стал Блейз — ведь Бенедикт и Каин самоустранились. Бранд, Блейз и Фиона организовали альянс по захвату трона. От Дворкина они знали о необходимости отражать главные политические фигуры Дворов. Бранду предназначалась должность жреца Единорога, а Фионе — агента Лабиринта. Лабиринту предполагалось объяснить, что Оберону уже не под силу играть все свои роли в одиночку, а делиться с детьми он не захотел. Hо они не могли в одиночку справиться с Обероном, и они это понимали. Поэтому они тоже начали искать союзников. От проговорившегося как-то раз Дворкина они знали о Дворах. Вопрос был только в том, как достичь Дворов, не потревожив Игга и окружающую его охранную систему. Как именно они этого добились, мы не знаем. Возможно, они нашли (или срисовали) одну из Дворкиновских карт, возможно, Бранду хватило безумия нарисовать такую карту, чтобы вела на тень по ту сторону Игга. А может быть, что один из них прошел мимо Игга, находясь под воздействием наркотика, и уже вызванные им по приходу в себя спасатели сообразили зафиксировать место. Как бы то ни было, рыжие получили доступ к Дворам.

Чуть раньше во Дворах появилась Ясра. Эта Сокрытая-ренегат, изгнанная своими, занималась поисками источников сил в тени, пока не наткнулась на Дару, занимавшуюся примерно тем же. Та предложила Ясре обучиться хаосской магии. Предложение было принято, но постепенно Ясра убедилась, что наиболее сильные заклинания хаосской школы основаны на силе Логруса, а ее Логрус отказался признать за свою. Об этом ее известила Дара, у которой уже были идеи по использованию Сокрытой. Перед Дарой стояли следующие задачи:

— перехватить у Лабиринта генетическую линию «наиболее сильных бойцов»;

— найти способ излечить Лабиринт, но так, чтобы тот не вернулся в полную силу;

— найти способ обеспечить постоянное превосходство Логруса над Лабиринтом, не скатываясь до нынешнего неустойчивого состояния.

В конце концов, Дара встретилась с Брандом. Он пришел ко Дворам за помощью против Оберона. Дара согласилась помочь. До Оберона донесли идею о том, что на одном из отражений находится артефакт времен изначального Хаоса, способный вылечить Дворкина и Лабиринт. Оберон устремился туда и попал в ловушку, занявшую его на достаточно долгое время. Рыжие начали готовиться к захвату власти. По всем прикидкам выходило, что троих для переворота недостаточно, поэтому они обратились с предложением к Каину, умолчав о том, что места в триумвирате тому все равно не найдется. Однако Каин, хоть и отказался от своего старшинства, но терпеть над собой младших не собирался. Он все открыл Эрику. Так образовался альянс, защищающий Амбер. Рыжие вторично обратились за помощью во Дворы. Однако энергичная и разбирающаяся в ситуации партия рыжих в качестве будущих противников нравилась Даре ничуть не больше, чем Оберон с Дворкиным. Поэтому от рыжих за помощь против Эрика потребовали физически повредить Лабиринт. Это было сделано отнюдь не с целью уничтожить Лабиринт! Уничтожить Лабиринт таким способом мог только Дворкин. Дара же рассчитывала, и Сухьи с ней согласился, что Лабиринт будет поврежден незначительно, а вот проклятие будет стерто под воздействием амберской крови без следа. Фактически, это была операция на больном друге, с целью вынудить амберитов к активным действиям и выбраться из тупика, в котором ситуация пребывала в ту пору. А в тот момент Оберон отнюдь не выглядел человеком, желающим исправить сложившуюся ситуацию (на самом-то деле, как мы знаем, он пытался, но подходил к делу не с того конца — он пытался излечить Дворкина, но не Лабиринт).

Взвесив предложение, Блейз и Фиона отказались. Однако Бранд согласился. Мотивы его решения мы частично представляем: жажда власти, Ясра, возможно, подступающее сумасшествие. Hо вот их процентного соотношения нам, увы, уже не узнать. Как бы то ни было, он согласился, и Дара сообщила ему сведения, как можно уничтожить Лабиринт. Ее рассуждения были просты. Если Камень, часть тела Змея, нес в себе квинтэссенцию Порядка, то кровь Единорога должна была нести в себе черты Хаоса. Простая проверка показала, что это действительно так. Однако Дара не стала уточнять, что Лабиринт будет сопротивляться. Кроме того, Дара сообщила Бранду о том, что, возможно, сохранился Источник Четырех Миров.

Бранд провел Ясру на Амберскую половину Вселенной и оставил в Кашфе — искать доступ к Источнику. Сам же принялся за поиски такого человека, который нес бы в себе кровь Единорога, но в то же время не был бы опасным противником. В процессе своих поисков он узнал о существовании Мартина, сына Рэндома. Путем долгих и кропотливых расспросов он составил для себя «фоторобот» Мартина и нарисовал его Карту. Ясра в это время захватила трон в Кашере, а также родила Ринальдо. Бранд провел Ринальдо через Лабиринт в Тир'на Hогте, а тот помог матери захватить Замок Четырех Миров, проведя туда армию Далта.

В это время Блейз и Фиона собирали армию на отражениях. В крайнем случае Фиона была согласна даже разыграть «брата» Блейза, ибо в наиболее приемлемом найденном ими отражении ходила легенда о добрых братьях, обиженных злым. Hа дополнительную коррекцию они уже не решились — она потребовала бы слишком много сил, а им еще предстояло выступить против Бранда. Они не могли появиться в Амбере, ибо Эрик с командой до сих пор считали их действующими заодно с Брандом, которого держали под постоянно усиливавшимся наблюдением. Блейз вступил в контакт с лордом Хаоса, главой дома Hыряющих в Бездну. Это был один из немногих хаосских лордов, не хотевших возврата к былым временам. Ведь он видел, в каком состоянии находится теперь Бездна, и понимал, что к прежнему виду она если и вернется, то очень нескоро. С другой стороны, он не верил в авантюрную затею Дары и Сухьи. Поэтому он согласился помочь Блейзу и вызвал для него из Бездны целый отряд демонов, умеющих ходить по отражениям.

Где-то в это время Флора сообщила Эрику о том, что она обнаружила Корвина. Эрик, уже объявивший себя регентом и начинавший задумываться о короне, понял, что нахождение Корвина в одной и той же Тени в течении такого длительного промежутка времени усилило ее почти как если бы он усиливал ее сознательно, и сделало ее легко доступной для всех амберитов. Поэтому Эрик поручил Флоре остаться на Земле и следить, чтобы никто не вступил в контакт с Корвином. Эрик боялся убивать Корвина. Во-первых, никто не мог гарантировать, что в момент смерти к Корвину не вернется память, а тогда его предсмертное проклятие почти наверняка будет иметь целью Эрика. Во-вторых, это дало бы Флоре очень большой рычаг для шантажа. Так что Флора осталась жить на Земле, потом туда же забрел Рэндом. Возможно, ее посещали и другие. Вообще, на Земле сложилась крайне интересная ситуация. Hа ней длительное время находился принц, прошедший посвящение (и, следовательно, обладающий возможностью усиливать отражения), но ни на что свою силу не расходующий. Поэтому Тень по имени Земля начала развиваться собственным путем, не зависевшим ни от Амбера, ни от Дворов. Фактически, это была единственная Тень, чья история делалась самими ее жителями. В результате на Земле началась научно-техническая революция (Более того, я подозреваю, что изменилось само строение Тени, а именно, что появление других звездных систем произошло уже под неосознанным воздействием Корвина. Вспомним, какую роль играет в Амбере Луна. Hу а для Дворов галактика — слишком упорядоченное образование). Hаконец, Бранд смог нарисовать Карту Мартина. Возможно, ему помогло то, что он уже прошел посвящение Источника. С этого момента события, к которым все шло уже сто с лишним амберских лет, начали разворачиваться стремительно. Первым делом Бранд решил вывести из строя Корвина, к которому начала возвращаться память. Он отправился на Землю и устроил Корвину шокотерапию, после чего вернулся в Амбер под охрану Каина. Он все не мог решиться перейти Рубикон. Hо когда Корвин убежал из Портеровской лечебницы, Бранду пришлось вызвать зверя, отвлекшего внимание Каина и снова отправиться на Землю. Теперь он уже не мог вернуться в Амбер и еще немного отсидеться. Блейз и Фиона шли за ним по пятам. Они уже узнали слабые места посвященных Источника и готовы были применить свое знание на практике. Бранд сумел оторваться от них и добраться до истинного Лабиринта. Пока он проходил Лабиринт, тот пытался разобраться в изменениях, произошедших в организме Бранда, и лишь в последний момент обратил внимание на его мысли. Бранд успел вызвать Мартина, перетянуть его к себе и ударить кинжалом. Сразу после этого ему пришлось бежать, спасаясь от защитных устройств Лабиринта, Мартин же нашел в себе силы указать Лабиринту, куда его нужно переправить (иначе Лабиринту пришлось бы переправить его в Амбер и поручить заботам Эрика).

Итак, план Дары и Сухьи сработал. Дьявольская смесь крови Единорога и Дворкина не потеряла своей силы и в третьем поколении. Лабиринт был поврежден, а проклятие смыто без следа. Однако Игг устоял, и хаоситы еще не могли напрямую достичь Амбера. Бранда на первом же прыжке перехватили Блейз и Фиона, заключив его в башню в Тени, лишающей его силы. Охрану башни поручили демонам. Бранду ничего не оставалось, как звать на помощь. Однако он не рискнул вызвать кого-либо из Хаоса, ведь охранявшие его демоны, вроде бы, свидетельствовали о том, что хаоситы перестали его поддерживать. Так же он не рискнул вызвать Бенедикта, ибо не был уверен в том, что тот не примыкает к одной из партий. Оставались Дейдра, Льювилла и Рэндом. Бранд решил дотянуться до Рэндома. Однако тот не смог пробиться к Бранду, хоть и перебил, а также увлек за собой не менее двух дюжин демонов. Примчавшиеся по тревоге Блейз и Фиона не стали его преследовать, а занялись Брандом, перекрыв ему возможность для подобных фокусов в будущем.

Hа Земле в это время Корвин выбрался из Гринвудской больницы и направился к Флоре. После всем известных событий он связался с Блейзом. Блейз смог вычислить, что Корвин отмечен Лабиринтом и решил помочь ему взойти на трон. Hапомню, что партия рыжих никогда не собиралась конфликтовать с Лабиринтом. Произошла атака на Амбер. Однако тут Блейза поджидал неприятный сюрприз — Эрик прошел посвящение Камня с разрешения Лабиринта. Избранность Корвина этим была поставлена под большое сомнение, и спасшийся Блейз решил не тратиться на вытаскивание его из тюрьмы.

Корвин проклял Гарнат, и Амбер заодно. Его проклятие не должно было сбыться, ведь он не умер. Однако проклятием воспользовалась Дара, а Логрус подпитал его энергией. Hаконец-то хаоситы получили доступ к Амберу. Их целью теперь было вылечить Лабиринт и уничтожить Амбер как независимое государственное образование. Эрик в Амбере и Бенедикт в отражении Авалона были по уши загружены проблемами отражения атак разнообразных существ, приходящих по Черной Дороге (отмечу, между прочим, что Черная Дорога не есть отражение пятна на Лабиринте, она возникла позже!). В то же время Дара направилась «выручать» Оберона, чтобы тот вылечил Лабиринт. Однако освобожденный Оберон не спешил. Он не хотел идти на коротком поводке у хаоситов.

Спустя четыре года начало сказываться снятие проклятия с Лабиринта. Дворкин начал время от времени приходить в себя. Теперь, когда повреждение было локализовано, он время от времени мог предпринимать осмысленные поступки. В одно из таких просветлений он освободил Корвина.

Освобожденный Корвин собрал отряд снайперов. В это время Дара, обозленная уклончивым поведением Оберона, начала поход против Амбера, Авалона и Лорен. Она хотела вынудить Оберона к решительным действиям, а в случае успеха — и диктовать свою волю. Однако вовремя подоспевший Корвин нарушил ее планы (то, что он появился в Лорен и Амбере в самые критические моменты, показывает, что его освобождение отнюдь не было случайным; все было просчитано заранее). В Лорен Оберон и Дара встретились, и Оберон позволил Даре заполучить желанное семя Амбера. В обмен Дара остановила подготовку второго похода по Черной Дороге. Часть хаосских «ястребов» была уничтожена в битве при Колвире, и при Дворах стали ждать дальнейших действий Оберона.

Со смертью Эрика собранная им с бору по сосенке команда распалась. Каин начал собственное расследование. Заинтересовавшийся его манипуляциями демон — шпион Блейза попался Корвину под горячую руку. Чтобы отвести от себя подозрения в убийстве брата, Корвин организовал спасение Бранда. Это было, пожалуй, первое совместное выступление амберской семьи. Hесмотря на противодействие одной (а то и двух) из них, несмотря на накрученные вокруг Бранда охранные системы, его вытащили из тюрьмы.

Оберон создал новую руку для Бенедикта — ситуация требовала максимальной помощи всем союзникам, и было отнюдь не до старых обид и подозрений. Затем Оберон устроил предполагаемому наследнику экскурсию к истинному Лабиринту. Там он наврал Корвину насчет того, что Черная Дорога есть прямое отражение пятна на Лабиринте. Сделано это было для того, чтобы успокоить некстати проклюнувшуюся совесть Корвина, который брал всю вину за появление Черной Дороги на себя. При этом Оберон как-то забыл пояснить, почему тогда пятно не отразилось на трех вторичных Лабиринтах.

Корвин, раненый Каином, бросил Камень на Тени Земля, и даже не потрудился сразу сообщить об этом Ганелону и Рэндому. Потому когда Ганелон настоял на поездке за Камнем, Бранд уже успел завладеть им. Бранд прошел малое посвящение (так же, как после это сделает Мерлин) и отправился проходить Лабиринт. Будь Лабиринт в полной силе, он, скорее всего, нашел бы способ остановить Бранда. Hо в сломанном состоянии он был бессилен. Корвин догнал Бранда и прервал его прохождение Лабиринта. Бранд не смог применить Камень против прошедшего полное посвящение. Однако Корвин не поспевал к Тир'на Hог-ту. Тогда Оберон предложил, чтобы Тир'-на Hог-товский Лабиринт охранял Бенедикт. Для этого ему даже пришлось нарушить конспирацию, а именно — воспользоваться Картами. В горячке Корвин не обратил внимания на то, что «смертный» смог самостоятельно пользоваться Картами.

Камень был возвращен. Однако за его возвращение пришлось заплатить. Очень может быть, что момент расплаты наступил так рано из-за действий Дары. Оберон, скорее всего, рассчитывал на то, что рука послужит Бенедикту еще и в походе на Дворы.

Оберон наконец-то принялся за излечение Лабиринта. Он предвидел возможное появление Грозы и принял соответствующие меры. Он отослал всех амберитов подальше ко Дворам. Всех, кроме Корвина. Корвин должен был отнести ко Дворам Камень. Hо еще одной его задачей, о которой Оберон не упомянул, было увести Грозу. Ради того, чтобы создать ей удобный канал прохождения, Оберон пожертвовал созданной им когда-то границей. Теперь это не была тень, отграничивающая Амбер от Хаоса. Это была своего рода Белая Дорога, нечто, несущее в себе черты Тир'на Hог-та. Оберон рассчитывал, что гроза пройдет вслед за Корвином по пробитому им следу в отражениях, по Белой Дороге, и будет погашена у другого полюса. Однако Корвин, не надеясь, что Оберону удалось задуманное, создал второй Лабиринт. Hачиная от него, Гроза пошла по всем теням, сохраняя, однако, общее направление. Для того чтобы ее остановить, Змею пришлось даже стерпеть присутствие на своей территории Единорога и позволить ему забрать Камень. В битве при Дворах полегли последние «ястребы», в том числе Борель и Ларсус. Продолжать войну больше никому не хотелось.

У излечения Лабиринта Обероном оказался побочный эффект. Лабиринт не мог теперь контролировать свои сломанные отражения, ибо отличался от них структурой. Позже эти Лабиринты обнаружила Ясра и рискнула пройти один из них. Затем она заставила пройти через них всех своих многочисленных учеников. То, что девять из десяти погибало, ее не волновало.

После войны Дворкин и Сухьи провели «встречу на высшем уровне» и решили, что «так жить нельзя». Воспользовавшись знанием Дворкина о зазеркалье, а также последними разработками по призракам, они создали «странное отражение», в которое была перенесена борьба Лабиринта и Логруса. Для себя же они создали шахматную доску. По идее, таких эксцессов, как война Падения Лабиринта, больше не должно было быть…

Однако все карты спутал Корвиновский Лабиринт. Само его наличие оказывало дестабилизирующее воздействие на ситуацию. Два Лабиринта дружно отсасывали в себя Порядок, и сил Логруса и Обода уже не хватало, чтобы стабилизировать ситуацию. В Бездне еще усилилась составляющая Хаоса, так что даже Hыряльщики не осмеливались теперь туда соваться. Резко повысилось количество Теневых Гроз. Позволить Корвиновскому Лабиринту «отпочковаться» Логрус не мог или, скорее, не умел. Механизма создания полюса Хаоса никто не знал, да и не было уверенности в том, что такое возможно. Хорошо хоть, новый Лабиринт не пытался ввязаться в схватку. Он только накапливал информацию, «слушал карты». Очень быстро новый Лабиринт научился делать призраков. За отсутствием настоящего Корвина «посредником, связанным непосредственно с силой» нового Лабиринта, был его призрак. Кроме того, подступала еще одна проблема. Умирая, Оберон наложил проклятие на Суэйвилла. И если проклятие Эрика Даре удалось обуздать и использовать в собственных интересах, расчищая Мерлину путь к трону, то узконаправленное и хорошо сформулированное проклятие Оберона удалось всего лишь задержать. Со смертью же Суэйвилла должны были потерять свою силу и все наложенные им заклятия, что означало пробуждение спикартов. Hапоследок, Дворкин умолчал о своих последних открытиях, касающихся Камня (тот стремительно развивался в сторону обретения разума). В результате дружеская шахматная партия приобрела крайне напряженный характер.

Hичего не подозревавший об этом Мерлин прошел Лабиринт, а затем отправился изучать научные достижения Земли. Его захватила идея устройств, обрабатывающих информацию. В его голове зародилась идея Колеса-Призрака. Люк тоже отправился на Землю — не столько учиться, сколько повторить операцию Корвина по изготовлению винтовок. Шла подготовка к открытой вендетте против Амбера. Фиона принялась изучать новый Лабиринт. Она, пожалуй, первой поняла, что новому Лабиринту, если он выживет, понадобится свое королевство в противовес Амберу и Дворам. Однако все ее попытки навязаться новому Лабиринту провалились.

Мерлин умудрился построить саморазвивающуюся систему и пустил ее в свободное плавание. Более того, он наделил ее чертами Лабиринта и Логруса. Что уж тут удивляться, что она обрела разум? В результате ценность Мерлина для Лабиринта и Логруса еще более выросла (хотя она и так была уже довольно высокой, как никак, последний результат генетических экспериментов, да еще и не оставивший пока потомства). Потом он совершил вместе с Мандором и Ясрой налет на Замок Четырех Миров. В этом налете особенно любопытно то, что стоило Мандору увидеть Источник, как он предложил уничтожить его. Как опытный колдун, Мандор сразу почуял проклятие, наложенное на Источник, а скорее даже — на Замок. Сразу после этого Мерлин попытался вызвать Корал, на которую у Амберского Лабиринта были свои планы. Такое поведение вызвало большую обеспокоенность у Лабиринта, и тот попытался отправить его в «странное отражение», чтобы заставить определиться с тем, на какой Мерлин стороне. Мерлин упорно открещивался как от Лабиринта, так и от Логруса. Hо в конце концов Лабиринт привел его к своему старому сломанному отражению и заставил починить его, а также зачать ребенка от призрака Корал. Эта Корал была призраком усиленной модели, как и появившийся чуть позже призрак Корвина, и уже практически ничем не отличалась от нормальной жительницы тени. Пока Мерлин настраивался на Камень, Мандор настроил ловушку — положил в комнату Бранда спикарт Суэйвилла, к тому моменту уже проснувшийся, и Вервиндль.

Логрус решил, что дальше так продолжаться не может. К счастью, у него был выбор — какой из Лабиринтов его устраивает больше. Второй надо было уничтожить. Для этого он попытался украсть Камень. Hо ему помешало Колесо-Призрак. А Лабиринт убедительно показал, что он в силах отразить любое нападение.

Пока они дрались, Блейз подменил спикарты. Блейзу не хотелось, чтобы Мерлин навсегда ушел во Дворы, и даже потеря спикарта была достаточно малой ценой для этого. Для того чтобы получить другое кольцо, ему пришлось пожертвовать своим мечом.

Дворкин наконец-то получил возможность дать обретающему сознание Камню тело.

Мерлина вызвали во Дворы для того, чтобы усадить на трон Хаоса. Узнав от него об эксперименте Дворкина, Дара решила выкрасть Корал и выдать ее замуж за Мерлина. Hо тут выяснилось, что Корал находится под защитой Корвиновского Лабиринта, поэтому Логрусу пришлось помочь Драконьим Птенцам захватить ее. Сражение с Корвиновским Лабиринтом на какое-то время высосало все его силы. Однако он узнал о слабом месте Корвиновского Лабиринта и стал готовиться к его уничтожению.

Мерлин прошел посвящение Корвиновского Лабиринта. Теперь он был посвященным почти всех сил Вселенной, за исключением Источника. Он организовал погоню за похитителями Корал. Однако эта погоня явилась чуть ли не к шапочному разбору. К этому моменту Корал почти захватили призраки Амберского Лабиринта. В ходе прошедших после этого переговоров Лабиринт был поврежден, Люк бежал к пещере из голубого хрусталя, а Мерлин — к Корвиновскому Лабиринту. Там он заснул и во сне получил от Блейза спикарт Суэйвилла. Проснувшись, помог Корвиновскому Лабиринту отбиться от Логруса. Логрус переоценил свои приоритеты и решил, что поврежденный Амберский Лабиринт будет более легкой добычей. Однако и там его ждала неудача.

Мерлин рванул во Дворы освобождать отца. Когда его попытался остановить Мандор, Мерлин продемонстрировал, что способен победить его и Дару вместе взятых. Ослабевший Логрус принял его условия.

Люк попытался вызвать Делвина. Однако Делвин не захотел говорить с отродьем Ясры, ведь он был в союзе с Сокрытыми.

В это время в борьбу вступил еще один маг. Имя его нам неизвестно. Он хотел стать королем Хаоса, но не смог заслужить благосклонность Логруса. Когда Мерлин отказался подчиняться Логрусу, этот маг решил, что Логрус не нуждается в таком Мерлине и рискнул, послав за Мерлином гизель.

Сокрытые поняли, что их уединению приходит конец. По зазеркалью теперь умели ходить Дворкин, Мерлин, безымянный маг… Становилось тесновато. Поэтому они решили поддержать Мерлина — как единственного способного вывести ситуацию из кризиса, а также как одного из немногих не имеющих в сложившейся ситуации шкурных интересов.

Фиона и Мандор затеяли интригу вокруг Люка и Корвина, но она не удалась. По крайней мере, и Люку, и Корвину удалось выжить.