Warning: fopen(logs/hits): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 71

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 72

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 73

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 74

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 75

Warning: fopen(logs/fstat): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 174

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 175

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 176

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 177

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 178
РИ-Кон 2008

Библиотека, РИ-Кон-2006


Вампиры есть!


(черновик статьи из дневника журналиста Юрия Поджарова)



8 апреля 2005 г., Лас-Вегас, США


С неба сыпался мелкий промозглый дождь, ничуть не характерный для лас-вегасской весны, так что сидеть на улице без зонта было крайне мерзко. Особенно ночью, в мокрых и холодных парковых кустах. Но будущая сенсация того стоила.

Я затаился напротив ворот особняка Монализы Райс. Эта безголосая жертва пластических хирургов нынче в моде и любые сплетни о ней, особенно после скандала с модельным агенством, публика потребляет с большим удовольствием. До меня дошла информация, что сегодня она прибудет домой в сопровождении своего нового ухажера, о котором слышала вся столичная богема, но еще никто ни разу не видел его лица. Я просто обязан был первым запечатлеть на пленку его облик, поэтому, несмотря на ночь и дождь, я подобрался к особняку певицы и занял удобную для себя позицию — чтобы четко все видеть, оставаясь незаметным. Фонари возле особняка давали хорошее ровное освещение, так что кадры должны были получиться четкие.

Вскоре после полуночи послышался приближающийся шум мотора. Я расчехлил фотоаппарат. У ворот особняка остановился стильный черный автомобиль, из которого вышел высокий тип в длинном темном плаще. Лицо его в свете фонаря отливало неестественной белизной, хотя и было чем-то знакомым. Где-то я его видел, причем не так уж давно… В первый момент я подумал, что это грим и даже успел состроить презрительную гримасу, прежде чем спустить затвор фотоаппарата, а затем еще и еще (слава Богу, вспышка была отключена!..). Тем временем тип в плаще открыл заднюю дверь автомобиля и буквально выволок оттуда бывшую топ-модель, по всей видимости, пьяную в дым, так как самостоятельно передвигаться она даже не пыталась. Уже подойдя к воротам, тип в плаще вдруг насторожился (у меня, было, екнуло, что засек), а потом резко повернулся налево. При этом роскошная блондинка, которую он выпустил из рук, буквально сползла на асфальт, как мешок с заменителем интеллекта.

В круг света под фонарем вступил другой тип — с зеленым панковским ирокезом на голове, в черной байкерской куртке-косухе и с таким же бледным лицом, как у первого. Скривиться второй раз я не успел.

Бледнолицый панк обратился к бледнолицему приятелю Монализы:

— Так вот кто, оказывается, нарушает все наши писаные и неписаные правила… юный щенок Вентру, — издевательски произнес панк. — Видите ли, он пьет кровь только молоденьких блондинок… А подумал ли ты, идиот, о том, что твои пристрастия ставят под угрозу тайну существования всех нас! В газетах уже появились статьи о пропаже нескольких девушек. Ты даже не можешь себе представить — что будет, если люди узнают о том, что вампиры существуют в реальности, а не только в их киношных страшилках? Так что — или ты выбираешь себе пищу попроще — или…

Пока он говорил, я машинально сделал еще несколько кадров, благо этим двоим было не до кустов, в которых я прятался.

Приятель певицы не собирался терпеть панековских наездов и ответил:

— Что? Мне пытается указывать какой-то тупица — Бруджа? Да вы только и умеете, что орать да кулаками махать, а на то, чтобы отличить деликатес от обычной пищи, у вас мозгов не хватает! Да и эти людишки настолько тупы, что ни за что не догадаются связать этих девиц с нами, скорее уж спишут все на какого-нибудь человеческого маньяка! Так что я буду питаться тем, кем хочу! Исчезни!

— Ну все, щенок! Ты сам напросился!

Панк оскалился, отчего в свете фонаря блеснули длинные острые клыки, похожие на звериные, и неуловимым движением метнулся к типу в плаще.

Мне стало совсем не смешно. До этого момента я считал обоих простыми психами, обсмотревшимися фильмов про вампиров и вообразившими себя «великими и ужасными», но скорость, с которой они двигались и наносили удары, была недоступна ни одному смертному. Они казались вихрем. Мои мозги (у меня-то в голове не заменитель) отказывались верить глазам, а когда не верить стало невозможно, мне стало страшно. Такого необоримого ужаса я не могу припомнить за всю мою жизнь. Я потихоньку отполз вглубь парка и уже оттуда бросился бежать к центру города.

Оказавшись на освещенных людных улицах, я показался себе идиотом, которого разыграли два придурка в гриме. Я разозлился на себя — испугался двух шизиков, как отроковица из приходской школы! Однако вернуться к особняку Монализы Райс я не решился. …Но, черт, где же я его видел?..

Добравшись домой, я помчался в ванную проявлять пленку. Но тут обнаружилась еще одна странность — на пленке отчетливо были видны фонари, ворота особняка, автомобиль и девица, но вот на месте типа в плаще красовалось расплывчатое пятно. Точно так же получился, вернее, не получился, его знакомец-панк.

По-моему, я близок к умопомешательству — если я мог просто поймать глюк, то фотопленка никаких глюков как раз не ловит! Собственно, именно глюков на ней и не было, но было все остальное, что видел и я. Если я не верю в то, что я видел, значит я сумасшедший, если я верю — я боюсь. И во что я верю? Бледнолицые говорили про пищу, демонстрируя весьма впечатляющие клыки. Опять же бесчувственная блондинка…

И тут я вспомнил, где и когда я видел этого длинного. Три месяца назад, в январе, когда я по заказу нескольких лос-анджелесских газет работал корреспондентом на приеме у Дэйла Карнеги, мэра Лас-Вегаса. Тогда там собрался чуть ли не весь бомонд среднезападных штатов и даже с обоих побережий приехали гости — крупные бизнесмены, видные политики, высшие чиновники, кинозвезды, знаменитые певицы, был кое-кто и из верхушки криминального мира. И Монализа Райс тоже там была… И вот там он и был. Высокий, очень бледный брюнет, прекрасно танцевавший с этой самой Монализой, брюнет в белых шелковых перчатках, явно пользующийся румянами… чтобы скрыть эту мертвенную белизну кожи?!

Как помню, это было очень поздно вечером, прием закончился далеко за полночь. Там было разрешено только писать и настрого запретили фотографировать… Теперь я понимаю, почему — потому что… Нет, все-таки память журналиста — это память журналиста, она запоминает всякие мелочи даже помимо самого человека. Потому что там было слишком много этих — румянящихся бледных, как мужчин, так и дам! Потому что это все были такие фигуры, что… Потому что большая часть их не запечатлелась бы на пленке! Потому что за многими из них известна «причуда» — работать только по вечерам и ночам, их никогда и никто не видел днем. Потому что мэр Лас-Вегаса такой же точно, но про него распущен слух, что у него кожная болезнь, наследственная и не заразная, но врачи запретили ему находиться под лучами солнца и даже на открытом воздухе при дневном свете во избежание тяжелых ожогов кожи. Но если это правда? Если это наследственное и ему действительно нельзя выходить под солнечные лучи, только болезнь тут ни при чем?

А этот длинный — я вспомнил даже, кто он. Его представляли мэру, когда я случайно находился недалеко. Это Уильям Дампьер, старший сын сан-францисского губернатора Джорджа Сирила Дампьера. Его папаша тоже трудоголик-полуночник, а Бледный Билли не сильно афишируется и увидеть его обычно можно в ночных клубах… В ночных клубах! Монализа, дура несчастная! Вот и познакомилась…

…Вампиры?..

И кто правит страной и нами — вампиры?..

А кто такие «Вентру» и «Бруджа»?..


12 апреля 2005 г.

Это не шутка. Это страшно.

Криминал, политики и прочая мафия по сравнению с этим — фитюлька.

С этим надо что-то делать.


15 апреля 2005 г.

Хорошо же. Пусть будут вампиры. Напишу статью, отнесу в «Лас-Вегас Ньюс», а там будь что будет. И про Бледного Билли напишу. И про Монализу. И про тот прием у мэра. И я напишу, кто есть кто. Пусть люди знают. Я просто обязан об этом написать. Только потом придется бежать из страны.