Warning: fopen(logs/hits): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 71

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 72

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 73

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 74

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 75

Warning: fopen(logs/ips): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 90

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 91

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 92

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 93

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 94

Warning: fopen(logs/fstat): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 174

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 175

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 176

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 177

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 178
РИ-Кон 2008

Библиотека, РИ-Кон-2005

Истории Сопряжения Сфер


Это — подлинные истории, случившиеся с иномирными жителями в дни Сопряжения Сфер, когда миры соприкасаются и возможно попасть из одного в другой, иногда того даже не подозревая и о том не помышляя. Так и сии люди, каждый со своею судьбой, оказались в те дни в городе Риконе. Люди ли они все? Кто знает!..

Эко Умбертович, библиотекарь
AMFG 2005, юлиуса месяца число 11-е


1. Пророчество  2. Ведьма  3. Люди из войны  4. Возвращение древних богов  5. Путник  6. Книжница 


…Что-то творилось в мире…

1. Пророчество


Старик тихонько, постоянно озираясь по сторонам, прошмыгнул за темную дверь и плотно прикрыл ее за собой. Теперь можно было зажечь фонарь.

Старый колдун смертельно рисковал, тайком, словно вор, пробираясь в тайную библиотеку храма Распятого Бога… рисковал, прежде всего, потому, что был самым настоящим колдуном — одним из немногих, кто еще не попался в цепкие руки Инквизиции. Но то, к чему он стремился, находилось именно здесь, и это заставляло старика забыть о страхе…

Книга в переплете из черной кожи с золотым тиснением просто дышала древностью. Тонкие руки старика медленно переворачивали страницы, длинные, узловатые пальцы водили по строчкам:

«…И пройдет не одно столетие, и в канун Праздника Весны отворятся врата между мирами, и сны станут явью. Великое Сопряжение Сфер сотрет все границы, и мы вернемся…»

Старик захлопнул книгу и торопливо поставил ее на прежнее место. Руки его тряслись. Теперь он собственными глазами увидел текст пророчества, записанного со слов древних богов… прочитанные строки вселяли страх… и надежду…

Оставалось всего десять дней до запрещенного церковью, но до сих пор справляемого тайно Праздника Весны, Белтэйна.


2. Ведьма


Комната находилась в самых недрах храма, достаточно глубоко под землей. Небольшая и тесная, со стенами, выложенными очень темным, почти черным, камнем. Несколько факелов под потолком, скамья да старинное зеркало — это все, что составляло более чем скромное убранство комнаты.

Великий Инквизитор сидел на единственной скамье, глядя в зеркало. Молча хмурил брови, вертел в руках увесистый крест… и ждал. Как издавна повелось, в канун старинного Праздника Весны усиливалась активность всякой нечисти, и особенно — ведьм. И как обычно, Инквизиция в это время начинала особо зверствовать, порой собирая неплохие «урожаи». «Что в этой ведьме показалось мне настолько странным? — Инквизитор снова нахмурился. — И почему я отдал приказ привести ее именно сюда?» Размышления прервал тихий скрип открывающейся двери. Инквизитор отвел глаза от зеркала, и повернулся к двери. Два рослых монаха с низко надвинутыми на лица капюшонами ввели в комнату хрупкую и миниатюрную с виду женщину. Ведьму. Пожалуй, сильнейшую из всех, что когда-либо попадались в руки Инквизиции.

Ведьма вовсе не выглядела ни испуганной, ни раскаивающейся, наоборот, по-кошачьи прищурив зеленые глаза, она иронично разглядывала убранство комнаты и самого Инквизитора.

Отпустите ведьму и ждите снаружи, — приказал Великий Инквизитор.

Но, — начал было один из монахов.

Вы что, всерьез считаете, что я, волею Божией поставленный наместником Господа на земле, не смогу совладать с обычной ведьмой? А ну, живо за дверь, и не сердите меня больше!

Монахи послушно скрылись за дверью. Ведьма потерла запястья и странно улыбнулась, глядя в глаза Инквизитору.

Тебя, о Великий Инквизитор, наверное, мучит вопрос — почему ты приказал привести меня сюда вместо того, чтобы отправить на костер? Частично ответ кроется в твоем прошлом… я ведь знала твою бабку, Инквизитор — она была одной из нас, из сильнейших. Ее отправил на костер собственный сын — твой отец, которого ты так почитал… в тебе тоже есть наша, колдовская кровь. А это зеркало…оно принадлежало твоей бабке. Взгляни на него сейчас, внук ведьмы!

С зеркалом действительно творилось что-то странное — его поверхность больше не отражала ничего, и, казалось, была затянута серым клубящимся туманом. Неожиданно ведьма рванулась к зеркалу и исчезла, шагнув прямо в туман.

— Во имя Господа! — вскричал священник, — Твое богомерзкое колдовство не укроет тебя!

Бесы взвыли, когда, вытянув перед собой руку с крестом, он шагнул в туман.


3. Люди из войны


Капитан сплюнул окурок и, в который раз, тихо выругался. Уже третий день он с остатками отряда пробирался по этим чертовым горам. Патронов осталось совсем мало, из провианта — только сухари да вода во фляжках.

Черт бы подрал этих баранов из штаба!

Еще десять минут привала, и пора двигать дальше. Капитан привалился спиной к огромной каменюке и прикрыл глаза…

…Под днищем неслась иссохшая, потрескавшаяся каменистая земля, скальные отроги и крутые склоны. Неожиданно с земли к вертолету одна за другой протянулись две огненные полосы, и пилот отчаянно дернул машину вправо. Первая ракета ушла далеко вверх, а вторая взорвалась совсем рядом. Борт сильно тряхнуло и повело на скалы, а из левого бака хлестала огненная струя.

Их осталось девять — тех, кто каким-то невероятным образом выжил, сумел вовремя выпрыгнуть из горящего вертолета. Всего девять — старлей умер еще вчера — раны оказались слишком серьезными.

Само по себе спасение могло бы показаться чудом… капитан горько усмехнулся. Удастся ли еще добраться до своих?

Медленно, один за другим, отряд пробирался по узкой козьей тропе вдоль глубокой пропасти, заполненной туманом.

Эй, шурави! Бросат аружие! Рукы ввэрх! — прозвучало сверху, и на отряд уставилось не менее двух десятков стволов.

«Духи»!

«Даже если я и брошу „калаш“, все равно ведь расстреляют, — думал капитан. — Выхода нет…хотя… — Капитан краем глаза глянул в пропасть. Густой туман на мгновение разошелся, и метрах в двадцати внизу показалась гладь воды. Озеро, и глубокое.

— Сигай в воду! — скомандовал капитан и пригнулся. Отделение безукоризненно исполнило команду, и капитан прыгнул вслед.

А вот и хрена вам «Аллах Акбар»! — проорал капитан «духам» и просвистевшим над головой пулям.

Туман облепил его со всех сторон, а потом обрушилось ничто…

…Капитан открыл глаза и, нащупав ствол автомата, со стоном попытался подняться. Наконец, с третьей попытки, ему удалось сесть, привалившись спиной к замшелому валуну. Назойливо ощущалось чье-то чужое присутствие. Неподалеку приходили в себя остальные бойцы отряда, а из скального распадка выбирался странный зверь со львиным телом, широкими кожистыми крыльями и огромным скорпионьим хвостом. И намерения зверя вовсе не выглядели дружелюбными… скорее гастрономическими.

«Твою мать!» — заорал капитан неизвестной зверюге, а руки в это время автоматически вскинули «калаш» и нажали на курок. Раздавшийся легкий треск был ничуть не похож на звук очереди.

Автомат сухо щелкнул, когда закончились патроны. Мантикора фыркнула, помотала головой, а потом развернулась и скрылась обратно, решив, видимо, не связываться с едой, которая так кричит.

Капитан обалдело глядел вслед скрывшейся зверюге.

Ни фига себе! — упав на землю, заорал он (видимо, потрясение последних минут от того, что он остался жив, оказалось чересчур сильным). — Я в нее весь рожок высадил, а ей хоть бы хны! И вообще, мертвый я, помер, разбился! И бога нет, и Аллаха тоже! И ангелов и чертей тоже нет, а если есть, то пусть катятся к черту!

Повопив и поколотив по земле кулаками, капитан сел и, закурив последнюю сигарету, выщелкнул патрон из запасного рожка «калаша»…на ладони оказался пластмассовый шарик…

Точно в такие же муляжи превратились патроны всех остальных бойцов отряда. Истерика уже прошла, поэтому происшествие с патронами капитан воспринял почти спокойно — в конце концов, все бойцы были живы, а значит…

«Прорвемся!» — подумал капитан.


4. Возвращение древних богов


Две женщины склонились над чашей с водой. Обе были, пусть невысоки, но прекрасны, и различались между собой, как день и ночь. Одна была синеглазой, с волосами цвета закатного золота, в длинном платье цвета морской синевы. Другая была смуглой, черноволосой, с глазами цвета обсидиана, точеным лицом и горделивой осанкой королевы. Облачена она была в платье из черного бархата.

— Вот видишь, Вивиана, все сбывается в точности так, как я предсказывала много веков назад, — торжествующе произнесла черноволосая.

— Не торопись, Моргана, все еще может измениться.

— Уже нет… осталось совсем чуть-чуть до Сопряжения Сфер, но границы между мирами уже потеряли свою четкость и незыблемость. Туманы Авалона вновь стали проницаемы. И, как только взойдет луна, врата откроются.

— Но это означает, что распятый бог Йесса утратил свою силу.

— Да, большую ее часть… и теперь ему придется мириться с участью равного среди древних богов — тех, кого он когда-то вытеснил за пределы мира…

Полная луна тем временем уже вскарабкалась на ночной небосклон, озарив призрачным светом камни, деревья и фигуру рослого рогатого мужчины, неслышно выступившего из-за деревьев.

— Приветствуем тебя, Увенчанный Рогами, — произнесла Моргана. — Ты тоже желаешь вернуться в большой мир?

— Приветствую тебя, Владычица Авалона, и тебя, Владычица Озера, — ответил Кернуннос. — Да, я хочу вернуться, и вернуть свою былую силу…

Со всех сторон подходили те, кто тоже желал пройти через врата — Керидвен, Бел, Бригид и еще очень и очень многие…

— Луна уже взошла. Пора!

Один за одним они входили в туман — древние, почти забытые боги человеческого мира…Они обретали свою прежнюю силу…они возвращались…


5. Путник


Путник шел, пустыня оставалась за его спиной и пыль текла у него под ногами…

— Ты не пройдешь. — раздался хорошо знакомый ему голос. — Я не дам тебе уничтожить и этот мир.

— Нет, Гений, ты и на этот раз не сможешь остановить меня, ибо ты, как и я, не можешь выбирать свой путь. Потому что в мире, где религия милосердия начинает жечь костры, а фетвы пишутся в соответствии с политической необходимостью, наступает мое время. Романтика Веры давно уступила место практицизму знания и древние маги, закрывшие дорогу в этот мир, уже не могут противопоставить свою горящую душу ледяному скептицизму.

Поэтому на 61-й день весны, когда все пути найдут свое завершение, я вернусь, и ты, горящий, не сможешь остановить меня, прожженного.

Путник снова опустил капюшон и двинулся дальше, не обращая внимания на тающее перед ним пламя.


Путник шел, и пустыня оставалась за его спиной, и пыль текла у него под ногами, засыпая места, по которым он шел. Он возвращался…


6. Книжница


Никогда нога смертного, за исключением одного лишь Эарендиля, не ступала по белому песку эрессейских берегов. Никогда жители благословенного острова Тол-Эрессеа не стремились в Смертные земли, ибо больше всего возлюбили шум прибоя у берегов острова, звонкие крики чаек, призрачно-белое кружево пены на льдисто-бирюзовых волнах и ярко-белые паруса своих кораблей, никогда не доплывавших до Смертных земель — кроме острова Нуменор, но и его посещавших нечасто.

И лишь песни и предания Средиземья влекли к себе сердца некоторых тэлери, не поселяя, впрочем, в душах их желания отправиться в земли смертных. Ибо больше, чем могли поведать им люди, узнавали они от великого валы Ульмо и его помощников Оссэ и Уинэн, не оставлявших жителей Средиземья даже в черные годы господства Мелькора. И позже, когда преступление Ар-Фаразона привело к изменению мира и гигантская волна накрыла собой некогда благословенный Нуменор — все же и тогда многие вести доходили до книжников Тол-Эрессеа, и пополнялись хранилища новыми книгами и свитками, написанными на всех языках Арды, всевозможными азбуками, не исключая и рун Феанаро. Ибо хотя и не могло быть в сердцах тэлери любви к величайшему мастеру эльдар, но не распространяли они свою неприязнь на его творения.

И однажды весть принес великий Ульмо: есть-де некие земли за пределами земель смертных, за пределами Арды и даже Имбара, и там, сказал вала, поются небывалые песни, и предания рассказываются странные и прекрасные. Но слухи об этом — только тени снов смертных, и ничего больше не может поведать об этом вала Ульмо, ибо стихии мира, равно как и эльдар, даже мыслью не могут проникнуть за пределы Арды. «Впрочем», — добавил вала, — «случиться может всякое, ибо не все ведомо мне в Великой Музыке, и всю ее, до последнего аккорда, ведает лишь Эру, творец Арды и огромного множества миров Эа. Может быть, и ваше ухо уловит звуки тех странных и чарующих напевов, что никогда не пелись ни здесь, ни в Эндорэ?»


Темны были слова Владыки моря, и никто не мог истолковать их, так что очень скоро оставлены были попытки найти им какое-либо объяснение. Лишь Эленриэль, книжница, всем эльфийским напевам предпочитавшая звуки смертной речи, бережно сохранила их в сердце своем.


***

В канун Белтэйна отворились врата между мирами, и на землю вернулись древние боги; пришли из разных миров, из разных времен те, кто многие годы или даже века ждал Великого Сопряжения Сфер… или те, кто ничего не знал и не ждал, а просто оказался в нужное время в нужном месте.


…Мир изменился…


1. Пророчество  2. Ведьма  3. Люди из войны  4. Возвращение древних богов  5. Путник  6. Книжница