Warning: fopen(logs/hits): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 71

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 72

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 73

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 74

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 75

Warning: fopen(logs/fstat): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 174

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 175

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 176

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 177

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 178
РИ-Кон 2008

Библиотека, РИ-Кон-2005

Сошествие Ллеу в Аннон

Воспоминания Дротика Ллеу



Это произошло на второе Сопряжение Сфер, сего года в последний вечер аврелиуса месяца. Но начало было положено полугодом раньше в хмурый Самайн, под завывание ночного ветра над опустевшими полями.

Шел пир во дворце короля Ллеу Верной Руки, но пир тот был на удивление тих и скромен, и часто бросал король хмурый взгляд на двери, окованные железом и крепко запертые. И словно ответив королю, застонали двери от тяжких ударов.

— Впустите! — громко приказал Ллеу.

Вошедший был высок, широкоплеч, двигался стремительно, словно хотел обогнать ворвавшийся в зал ветер. Черный плащ развевался за спиной как крылья громадного ворона, сквозь полумаску пронзительно смотрели глаза-кинжалы, впиваясь поочередно в каждого из пирующих. За его спиной толпились ужасающие взор чудовища. Наконец пришелец остановил взгляд на королевской чете и усмехнулся.

— Это ты, Гвин ап Нудд, — устало сказал король.

— Да, это я, — со странным спокойствием ответил гость. — Ждал?

— Садись, отведай яств и вина.

— Ты знаешь, что не это мне нужно. Я пришел за своей женой.

— Это моя жена! — закричал король. — Ты никогда ее не получишь!

— Да ну? — изломил бровь пришелец. — А уговор?

— Ты обманул меня!

— Конечно, — почти добродушно сказал Гвин ап Нудд, стоявший уже рядом с королем. — Но ты обещал и теперь я пришел за обещанным.

— Что это значит? — вскричала Блодьюведд. — Какой уговор? Какое обещание?..

Ллеу молчал.

— А такое, — усмехнулся король Аннона и вдруг подхватил королеву на руки. Ллеу вскочил, но тут же несколько черных клинков прикоснулись к его груди. Гвин ап Нудд с отчаянно кричавшей Блодьюведд был уже в дверях и победно смеялся.

— Отними свою жену у меня, Ллеу! Я жду не дождусь увидеть тебя в Анноне. Явись за нею сам, герой Верной Руки! — он исчез, сопровождаемый своей сворой, и двери захлопнулись.


* * *


Мрачно стало во дворце Ллеу. Почти утеряна была сила короля и жил он одною надеждой. Знал он, что не растает снег и не будет весны на земле, пока Блодьюведд томится в подземных чертогах Аннона. Гвин, жестокий и вероломный — был великий воин и чтил чужое мужество, сдобренное хитростью. Победи его Ллеу одной лишь хитростью — владыка Аннона испытал бы восторг. И даже некоего варварского великодушия не был лишен чудовищный король подземного мира.

Всегда прежде был теплым и нежным месяц аврелиус, но в этот раз не таял снег и проносились суровые вьюги. На исходе месяца собрал король небольшой отряд из самых храбрых воинов и прекрасных девушек-воительниц, и было их около сорока. А Гвидион, веселый юноша в ярких одеждах, шел безоружным, ибо сказал он, что будет Голосом Ллеу.


* * *


Призрачными огнями освещалась дорога в подземный мир. Угасали краски дня, уступая место сине-серым сумеркам. Солнца никогда не бывало здесь и расстилались перед Ллеу унылые голые поляны, где лишь изредка встречались чахлые березки. Но вот дорога подошла к краю пропасти. Противоположный берег тонул в тумане и был едва виден, но на ту сторону вел узкий, не более локтя шириной, мост. И на этом мосту стоял демон.

Он был неимоверно высок и тощ, шкура его сверкала узорами, словно змеиная кожа. На черном лице гнилой зеленью светились глаза и зубы, длинная рука держала кривой меч. За ним кривлялись еще несколько похожих тварей.

— Я Страж Моста! — прорычало чудовище. — Никто не пройдет в Аннон!

Гвидион вышел вперед.

— Я Ллеу Верной Руки и пришел за своей женой! Прочь с дороги!

Вдруг меч в руке демона превратился в тяжелый кожаный мешок, завязанный с одного конца, и такой же мешок появился на земле перед мостом. И словно из ниоткуда зазвучал голос:

— Ты пришел, король Ллеу? Это хорошо. У нас не скучно, но ты принес свежую струю наземного мира в наши сумрачные края. Да, насчет свежей струи. Ты еще не обмочился от страха?

— Гвин ап Нудд! — крикнул Ллеу. — Выходи! Выходи, подлый трус!

— Ну вот еще, — с удовольствием сказал голос Гвин ап Нудда. — Всему свое время. Вот доберешься до моего дворца, я и выйду. А пока поиграем. Вот тебе бамбула, а вот четыре Стража Моста. Спихнешь с моста всех четверых — пройдешь, нет — уж извиняй.

Гвидион подхватил с земли мешок-бамбулу и вступил на мост. Тощий демон захохотал и крутанул своим мешком. Голос Ллеу нанес удар, но Страж Моста легко уклонился и одним движением смахнул противника в пропасть. Все в ужасе вскрикнули, провожая истошный вопль упавшего, замерший где-то внизу. В тот же момент бамбула снова оказалась у входа на мост, а Гвидион, мокрый и дрожащий — на той стороне, в лапах чудовищ.

— Ну да, он живой, — насмешливо сказал голос Гвин ап Нудда. — только посидит в моих темницах. А может быть, я его оставлю при дворе, нам не хватает как раз такого краснобая. Но я не жесток и верну его тебе, если ты…

Но в этот момент тощий демон, пораженный в плечо точным ударом следующего воина Ллеу, взмахнул ручищами и с воем полетел вниз. На его место тут же встал другой, низенький и кряжистый.

— Неплохо! — одобрил голос Гвин ап Нудда.

Кряжистый демон держался на мосту как приросший. Он с легкостью сбил нескольких противников, пока не свалился сам. Его заменил маленький и юркий, которого долго не удавалось победить. Но наконец Ллеу сбросил в пропасть последнего Стража и отряд прошел по мосту, снова подобрав всех своих воинов.

— Приветствую тебя в моих владениях, Ллеу, — громыхнул голос владыки Аннона.


* * *


Отряд шел по лесу. Впереди снова шествовал Гвидион, обсохший и повеселевший. Внезапно дорогу преградила полупрозрачная стена, с окружающих берез свешивались яблоки. Сквозь стену высунулась башка демона:

— Эй, вы! Лук и стрелы есть? Ваше собачье дело попасть хотя бы в одно яблоко, а не то хрен пройдете! — рожа ловко увернулась от пущенной в нее дубины и исчезла за стеной. Яблоки прыгали, вертелись, дразнились и противно верещали. Много стрел истратил Ллеу, пока попал в первое яблоко. Но из стены вышел огромный самодовольный рыцарь.

— Я сэр Саграмор Желанный. Я пропущу вас, если хоть одна дама поцелует меня самым невинным поцелуем. Если же этого не будет, вы останетесь здесь навсегда.

— Рыцарь Саграмор! — сказал Ллеу. — Все присутствующие здесь дамы — это я.

— Это еще забавнее, — сказал рыцарь.

— Я, я его сейчас поцелую! Это мой желанный рыцарь! — радостно завопила одна из девушек, маленькая и черноволосая. Она подлетела к сэру Саграмору и запечатлела на его щеке смачный поцелуй.

— Кто сия благопристойная девица? — осведомился сэр Саграмор Желанный.

— Это моя Слепая Кишка, — усмехаясь, сказал Ллеу.

— О великий Гвин… — смешался рыцарь. — Нет, не нравится она мне! Это поцелуй не невинный!

— Я могу еще раз, — хихикнула неугомонная девица.

— Нет уж, спасибо, — решительно сказал сэр Саграмор. — Лучше кто-нибудь другая.

Ллеу вздохнул и дамы одна за другой начали подходить к сэру Саграмору.

Когда исчезла стена, они не заметили.


* * *


Они вышли на поляну, где увидели дом и кузницу с потухшим горном. Казалось, невиданный великан жил здесь — даже ступеньки на крыльце были каждая высотою с человека. Хозяин и впрямь стоял в дверях дома, громадный, под стать жилищу. Из-за деревьев и с чердака высовывались демоны, самый рослый из которых был кузнецу по колено.

— Я Гофаннон, — прозвучал гулкий голос. — Вы разбудили меня своим чмоканьем. За это бы вами всеми растопить горн, но да ладно. Я пропущу вас, если вы меня рассмешите. Но последнее время меня мало что смешит, разве какая уж совсем несусветная дурь.

— О Кузнец Гофаннон! — начал Гвидион. — Вот пришли сюда мы, могучие герои…

Кузнец расхохотался.

— Ладно… — он вытирал слезы, — проходите. Но сперва потешьте меня одной игрою. А какой — расскажу. Однажды выковал я боевой молот, коий любого насквозь пробивает и в руку сам возвращается. От работы утомился я и прилег отдохнуть. Просыпаюсь — а молота нет! И только цокот копыт и скрип колес от моего дома. Хватаю я другой молот, рабочий, выбегаю. Вижу, невзрачный человечишка с рыжей бородищей улепетывает во весь дух на повозке, запряженной тремя козлами. Ах ты ж, думаю, скотина! Хотел догнать, да куда мне, хромому. От злости запустил я ему вдогонку своим молотом, да одного козла и зашиб. Жаль, не того, что в повозке был. А он постромки с убитого обрезал и удрал, говорят, теперь на двух козлах ездит. Я убитого козла забрал и съел, а кости в яму выбросил. Потом один из моих слуг, с перепою, видать, клялся, что видел, как остов козлиный из ямы выбрался и галопом в ту же сторону, что и человечишка. Говорят, мясом оброс и людей пугает, шкуру свою все ищет. А шкура-то вот она, набил я ее песком и на досуге играю в козлодрание. Вот в это мы сейчас и сыграем. А ну, девицы, вы будете всадницы…

— Где-где, дедушка? — выскочила неугомонная Слепая Кишка Ллеу.

— Всадницы, я говорю! — цыкнул Кузнец. — Какой я тебе дедушка! Скакать верхом будете. Для этого понадобятся кони и вот они, ваши кони!

Демоны неприлично заржали.

— Цыть, оглоеды! — прикрикнул на них Гофаннон. — Ежель бы вы еще понимали, кто на вас поедет! Сказано — кони, значит кони. И это вам не кобылы! Полезайте на них, девоньки. Добровольно, вот ты, ты и ты. Это будет мой отряд. А ты, Ллеу, сам себе отряд собери. А вот эта шкура — это козел. На землю не ронять, друг дружке перебрасывать, врагу не давать. Враг дурак. А если уронили, на всем скаку поднимайте, не спешиваясь! И кто вон туда ее забросит, тот отряд и победил. Ты победишь, Ллеу — пропущу я тебя ко дворцу нашего короля Гвин ап Нудда. А уж если проиграешь, всех назад заверну.

Делать было нечего и Ллеу победил.


* * *


Точно скалы, высились перед Ллеу чертоги Гвин ап Нудда, черные на фоне темно-серых туч, вечно застилавших небо подземного мира.

— Гвин ап Нудд! — крикнул Ллеу. — Я здесь! Выходи!

— Король Ллеу, — сказал голос Гвин ап Нудда, — ты предлагаешь мне попрать законы гостеприимства? Ты гость, заходи.

Так Ллеу и его отряд оказались в огромном тронном зале, в котором росли деревья. На богато убранном троне восседал владыка Аннона, рядом с ним сидела Блодьюведд. Ллеу рванулся к ней, но его оттолкнули демоны.

— Блодьюведд! — закричал Ллеу. — Это я, Ллеу! Я пришел за тобой!

— Дорогой, что он такое говорит? — спросила Блодьюведд у владыки Аннона. — Я никуда не хочу уходить, я люблю тебя, ты же знаешь.

— Конечно, дорогая, — ответил Гвин ап Нудд. — но это шут. Он никого никуда не уведет. Я разрешил ему прийти, чтобы немного поразвлечься. Вот видишь, — обратился он к Ллеу, — она никуда не хочет уходить, ты ей не нужен.

— Ты увел ее силой и заколдовал, негодяй.

— Я никого не могу увести силой, — сказал Гвин ап Нудд. — Ты заключил договор. Я могу приказать моим демонам разрубить вас всех на куски и сожрать так, чтобы вы это успели увидеть. Могу и бросить тебя навеки в мою темницу, которая находится еще ниже, чем эти чертоги. Но ты сумел сюда дойти и достоин справедливого состязания. Выполни еще несколько моих испытаний и я даже отдам тебе Блодьюведд.

— Дорогой, как так, отдашь? — воскликнула Блодьюведд.

— Видишь? — сказал ей король Аннона, — Он готов играть на тебя! Но он у нас в руках. Хочешь, я сделаю с ним то, что ты пожелаешь.

— Ловлю тебя на слове, король Гвин! — вскричал Ллеу. — Пусть Блодьюведд скажет свое желание!

— Да пройдет он испытания, — сказала Блодьюведд.

— Ну, положим… — пробормотал Гвин ап Нудд. — А, ладно! Начнем.


* * *


Доблестно выдерживал Ллеу Верной Руки все каверзы Гвин ап Нудда: прочность железной сковородки лбом испытывал, с высокого дерева волшебные дары доставал, гору яблок в подолы набирал, у ведьм колдовской напиток выкрадывал. Трудно пришлось, когда вылез из еще более страшных и глубоких подземелий змей Адданк и хотел пожрать героев, однако смелость и смекалка победили чудовище. Тут-то и предложил Гвин ап Нудд последнее испытание.

— Слава идет о тебе, Ллеу, что хороший ты воин, а этого мы и не видели. Вот мои воины, а вот твои. Будет пять поединков, бамбула против меча или длинного кинжала. Первый выбор оружия за моим воином, второй за твоим и так далее. Условия таковы: кинжальщик должен один раз поразить бамбулиста в зад, бамбулисту же нужно посадить противника наземь, дабы тот упал, сел или хотя бы коснулся земли рукой. Остальное не считается. Судить буду я.

В круг выскочил здоровенный демон, размахивая бамбулой. Воин Ллеу выбрал кинжал.

— Начали! — велел властелин Аннона.

Демон ударил, воин Ллеу легко увернулся и сам нанес удар кинжалом, столь же успешно отраженный. Снова ударил демон и попал по плечу противника, тот пошатнулся, но устоял. Соперники кружили по залу, то нападая, то парируя удары. Вдруг кинжальщик стрелой бросился под руку демона и вонзил ему клинок в ягодицу. Раздался ужасный рев. Воины Ллеу радостно закричали, чудовища Аннона взвыли от ярости.

— Ллеу выиграл! — возвестил Гвин ап Нудд. — Вторая пара!

На сей раз выбирал воин Ллеу и взял кинжал. Против него встал громадный монстр, настолько широкий, что было непонятно, как добраться кинжалом до нужного места. Как ни старался кинжальщик его обойти, ничего не получалось. Демон зарычал и одним ударом бамбулы свалил воина Ллеу на землю. Твари заревели, поздравляя своего, а тот скалился в подобии улыбки, потрясая лапищами, в которых бамбула выглядела игрушечной. Счет сравнялся.

В третьей паре боец подземного мира был маленький и шустрый и выбрал кинжал. Противник ничего не смог с ним сделать. Бамбула оказалась тяжеловата для него, а юркий демон проскочил ему за спину и со вкусом вспорол ему зад. Чудища Аннона прыгали и визжали и даже Гвин ап Нудд похлопал в ладоши.

— Не повезло, — сказал он.

Ллеу разозлился и выиграл в четвертом поединке. Его воин выбрал бамбулу и буквально смел со своего пути вставшего против него кинжальщика. Счет был 2:2 и предстоял последний поединок, решающий все.

— Грязные твари! Не могли победить! — грозно вскричал Гвин ап Нудд, вставая с трона. Демоны в страхе попрятались. — Последний бой поведу я сам! И я выбираю мой кривой меч. А противником мне будешь ты, Ллеу!

— Таким мечом гораздо проще поразить бойца сзади, Гвин ап Нудд, — сказал Ллеу. — Честно ли это?

— Разумеется, честно, — ухмыльнулся король Аннона. — В условиях сказано «кинжал или меч». А какой меч, не сказано. Ты согласился.

— Ты снова обманул меня.

— Конечно, — широко улыбнулся Гвин ап Нудд и бросился на Ллеу. И тут ощутил Ллеу, что вливается в него сила великая, и понял он, что была то за сила. Это не он один сражался сейчас — это все те, кто с ним был, встали рядом, это их сила и умение влились в его тело. В тридцать, в сорок раз сильнее и быстрее стал Ллеу, ибо все его воины сражались сейчас его руками, и души их были с ним. И почувствовали это на земле все те, кто жаждал весны, и люди и звери, и присоединили силы своих душ к тем сорока героям. И стал Ллеу всем живым на земле, а они стали его телом и оружием. И сила их возросла безмерно, и не мог уже никто и нигде победить их.

И рухнул наземь Гвин ап Нудд, как подкошенный, и кривой меч вылетел из его руки. И взревели демоны Аннона от горечи поражения, и прогремел над отрядом Ллеу клич победы.

— Ты… победил меня, король Ллеу Верной Руки — сказал Гвин ап Нудд.

— А Блодьюведд? — спросил Ллеу.

— Она твоя, — король Аннона, непривычно горбясь, вышел из зала и перед Ллеу раскрылись все двери дворца.


* * *


Уходил Ллеу Верной Руки из Аннона, и шла с ним его жена Блодьюведд, и исчезали колдовские чары Гвин ап Нудда. Ллеу и Блодьюведд шли к свету, а на земле наступала весна, таял снег и набухали почки на деревьях, и сияло солнце, которого никогда не видят в Анноне. Вместе с ними шли все отважные герои, все были живы и веселы. Они победили мрак подземного мира, значит, обряд плодородия будет совершен и год будет счастливым. А вечером были тысячи свечей, и Майское Древо, и костер, и волшебный напиток. Все было на земле, есть и будет.

Волшебник Мерлин
AMFG 2005, септемвриуса месяца число 29-е