Warning: fopen(logs/hits): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 71

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 72

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 73

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 74

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/index.php on line 75

Warning: fopen(logs/fstat): failed to open stream: Permission denied in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 174

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 175

Warning: fputs() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 176

Warning: flock() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 177

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /usr/home/rpg/texts/rikon/functions.php on line 178
РИ-Кон 2008

Библиотека, РИ-Кон-2004

Белтэйн-2004

или Сон старого Бела


Так случилось, что как раз на время карнавала в Риконе, случайным и чудесным образом совпадая также и с Сопряжением Сфер, приходится древний, мистический, языческий и волшебный кельтский праздник Белтэйн. И почти точно с ним в этом, 2004 году, совпадало полнолуние. Ничто не мешало нам немного ошибиться или пофантазировать и посчитать, что полнолуние придется на первую майскую ночь. Так и было, но вот какая странная рукопись обнаружилась позже. Стиль чем-то неуловимо напоминал кельта Аэна, но основа была куда древнее…

Эко Умбертович
AMFG 2004, майиуса месяца число 21-е


Что-то тревожило сон старого Бела. Это не было похоже на гимны друидов, от которых он просыпался легко и весело. Но и экзорцизмами жрецов Йессы Гриста, от которых так тянуло в сон, тоже не пахло. Больше всего это напоминало песни фениев перед Белтэйном, но в этих все время слышалось какое-то кривляние. Бог продрал глаза и принялся обозревать источник беспокойства.

Это слабо походило на подготовку к Белтэйну. Бел видел друидские балахоны, а в них мужчин без тонзур и почему-то даже женщин. Он видел других людей в странных одеждах, занимающихся странными делами. Но на поляне воздвигали шест — Майский шест! — и Бел понял, что сон его не был потревожен случайно. И еще он ощутил, как далеко отсюда, в Бездне Аннона, зашевелился Адданк. Его извечный враг.

Был большой соблазн отвернуться и вновь погрузиться в сон — что за дело кельту до глумливых призывов потомков чужого народа! Но если Адданк покинет Аннон, то какой герой сразит его, коли Бел не воплотится в героя? Да и земля — кажется, когда-то она принадлежала галлам.

Бел остался наблюдать, и ритм «карнавального» веселья вс╦ больше захватывал его. «Не такие уж они чужие, эти… «итальянцы»? «испанцы»?.. РОЛЕВИКИ?!.. (такое странное слово донеслось до его ушей)» — размышлял он. «Эти люди», — решил он, признавая несостоятельность попыток определить, что за народ гуляет на поляне.

Но вот игры прекратились и к Майскому Шесту двинулась процессия. В чаше у предводителя процессии трепетал огонек и душа Бела встрепенулась, несмотря на неуместные факелы у спутников «друида».

Но тут Бел почувствовал, что Адданк покидает Бездну в своем слепом стремлении погасить огни. Сплюнув с досады, бог поднялся и скользнул к чаше.

— Я Бел Огней, — заговорил «друид», стоя перед возникшим на его пути великим Змеем Бездны…