Летопись, найденная в бутылке из-под спирта "Троя".

ВИКИНГИ, МАТЬ!


Летопись, найденная в бутылке из-под спирта "Троя".

Все началось с того, что ярл Йольм со своей дружиной покинул родной фьорд и отправился в набег на южные земли. Много земель повидали (и поразграбили) отважные викинги и всюду сопутствовала им удача. И доплыли викинги до земли идрисидов. Там решили они передохнуть перед возвращением домой и пошли на службу к тамошнему конунгу. Поскольку не знал ярл языка той земли, то приставил конунг к нему толмача. Знал тот толмач много языков и хотел узнать еще больше, а потому упросил ярла взять его с собой в поход. Вскоре снарядили викинги свой драккар и собрались плыть к родному фьорду, но тут идрисидский конунг рассказал ярлу Йольму об огромном кладе, что запрятали когда-то на реке Итиль предки конунга. Говорил он о проклятии богов, которое настигнет вора, осмелившегося посягнуть на это богатство. И согласился ярл Йольм Черный Драккар добыть тот клад и привезти его конунгу. И отправились викинги в плавание, и достигли реки Итиль, и нашли спрятанное богатство. Посмотрел ярл на великое сокровище и решил, что конунг идрисидов и так богат, а посему погрузили дружинники все серебро, золото и самоцветы на драккар и, не мешкая, поплыли домой. Но были среди богатств золотые идолы, которые были переплавлены в слитки. И разгневались боги идрисидов, видя это, и наслали бурю. И разбился драккар о пороги на реке, и погибли многие воины. Часть же дружины сумела добраться до берега, прихватив оружие и часть сокровищ. Берег тот был скалист и дик, не росли на нем деревья. Потому пошли викинги домой по земле, и Полярная звезда светила им в пути. И шли они по Великой Степи, и встретились с племенем степняков-кочевников. Приняло племя и ярла, и его дружину, как почетных гостей. Рассказали степняки, что уже неподалеку начинаются леса, а живут в них люди, которые называют себя "славянами". И поведали степняки, что славяне посягают на Великую Степь и ранят тело ее плугом и мотыгой, а посему враждуют степняки и славяне, и вражда та не на жизнь, а на смерть. Попросили степняки помочь им защитить Степь от захватчиков, а взамен пообещали кормить и поить всю дружину. Подумал ярл и согласился, ибо дружина устала от переходов, а здесь и река и лес есть, еду и питье будут отдавать степняки, да и славяне - народ богатый, можно их пограбить. В знак союза взял ярл Йольм Черный Драккар жену-степнячку, младшую сестру бензоны Юрзан, конунга степняков. И остались викинги в Степи. Потом пришла к ним девушка из полян, Зима Желановна, и осталась в дружине, доказав, что в бою не уступит многим. Научила она викингов своему языку. Первые два года были мирными и ничто не предвещало тех событий, что случились потом.

ГОД ПЕРВЫЙ

Весна началась дождем и славяне (а точнее, слободка) начали молиться своему богу огня Перуну и просить остановить ненастье. Рев славянских рогов долетал до поселка викингов, пробуждая их от зимней спячки. Вскоре все викинги, мрачные и непроспавшиеся, собрались около общего очага в ожидании трапезы. За едой ярл и х╦вдинг(воевода) начали обсуждать планы на начинающийся год. "А давайте сходим в гости к древлянам." - предложил ярл. - "У них дерева много, а нам оно нужно для драккара." Эта идея показалась остальным заманчивой, тем более что племя древлян по полученным сведениям было слабым и исход нападения сомнений не вызывал. Дружина с удовольствием начала обсуждать предполагаемое количество трофеев. Правда, х╦вдинг Олаф несколько остудил пыл воинов, поинтересовавшись, как же дружина сможет пройти мимо слободы. Этот вопрос был болезненным, так как слободские укрепления внушали большое уважение, по крайней мере со стороны. Но идея немного пощупать древлян осталась в массах, посему было решено провести для начала разведку. Для этого требовалось уговорить степняков показать дружине дорогу до лесов, чтобы потом викинги могли самостоятельно передвигаться по степи. Степняки были сговорчивым народом, провожатого нашли, и вскоре викинги, помахивая мечами и щитами, стройными рядами в колонну по двое вышли на познавательную прогулку. Они шли не торопясь и внимательно слушали объяснения проводника: "Вот тут родник, здесь можно поохотиться, если увидите вот эту траву, значит, вода близко..." и все прочее в этом духе. И вот вдали показались стены слободы. Судя по всему, викингов тут не ждали. Затрубил рог, славяне забегали и засуетились, под крепостной стеной собрались слободские воины. Тут скальд Харальд заметил валькирий, которые летели на помощь дружине, и даже самого Одина, который смотрел из Асгарда на своих детей. Все затихло в ожидании боя. Только викинги продолжали неторопливо передвигаться по направлению к лесу, делая вид, что они не замечают, какой эффект произвело их появление. Наконец слободской воевода Яволод решил узнать, что, собственно, нужно датской дружине. "А мы тут гуляем, ну и степь изучаем заодно", - с невинной улыбкой пояснил ярл. Над лесом и степью пронесся дружный вздох облегчения. Предполагаемая драка перешла в мирные переговоры ярла и слободского воеводы. После взаимных вежливостей стороны разошлись по домам, довольные друг другом, с обещанием обменяться посольствами.

Началось лето и отовсюду начала лезть нечисть. В реке резвился водяной, на берегах сидели русалки, неподалеку бродили лешие. Откуда взялись лешие в степи, никто не знал, но приходилось с ними считаться: лешие помогали охотиться, а охота была просто необходима для выживания. Для установления дружеских отношений с местным лешим к нему пошла Хельга, сестра одного из викингов, пропавшая в двухлетнем возрасте и нашедшаяся у степняков. Через некоторое время Хельга вернулась, но не одна, а с водяным. Водяной предложил викингам сделку: они помогают ему выкрасть славянскую девушку, на которой он хочет жениться, а взамен он обещал дать кинжал, который помогает охотиться и призывает на помощь ближайшего лешего. От такого подарка отказываться не хотелось, и все та же Хельга отправилась с водяным помогать ему в киднеппинге. Операция прошла не так гладко, как хотелось, но все же удачно: водяной получил девушку, а викинги - кинжал. С тех пор охота всегда протекала удачно и охотники никогда не возвращались с пустыми руками.

Русалки, однако, несколько надоедали своими играми, да и быть утащенным на дно никто не хотел. Посему в святилище начертили воины на своих щитах священный знак Тора - молот, ибо боялась нечисть грозного бога войны и грома. Русалки несколько утихомирились, только вот одна никак не гналась: ходила вокруг да на ярла поглядывала. Оказалось, русалкой девка стала с того, что ярла увидела, влюбилась и утопилась с горя. С тех пор сохла она по ярлу и тосковала. Полезла на степные земли еще и нежить. Прямо к поселению степняков выбрели два злыдня и давай народ пугать: мол, посланцы мы от страшного Кощея Бессмертного, волю его передаем, а хочет Кощей обложить степняков (и заодно викингов) данью. Дань та тяжела: мужчина и женщина от каждого племени должны пойти Кощею в услужение. Посмеялся ярл над посланцами Кощея да и прогнал их ни с чем.

Осенью решили играть свадьбы. Северные воины давно поглядывали на степняцких девушек, а те были явно не против пойти замуж за таких мужчин, посему после осенней большой охоты, последней в этом году, был назначен день для торжеств. Сначала проводились обряды степняков. Викинги не без удивления узнали, что сначала они должны поймать своих невест, потом притащить их в свое селение, затем отвести их обратно и принести выкуп за невесту (желательно побогаче), и наконец пообещать над костром степняков сделать какой-нибудь подвиг во имя своей невесты. Самым трудным испытанием стала ловля невест. Быстроногие степные девушки легко убегали от могучих, но медлительных воинов. Все решила выносливость северян: невест попросту загоняли. Довольные женихи изучали пойманную добычу: один из них, Хаук, поймал степняцкую знахарку, а второй, телохранитель ярла Кнут, простую степнячку, но на диво сноровистую, работящую и полнотелую. На выкуп пошла часть сокровищ, спасенных во время крушения драккара. Шаман степняков соединил судьбы новобрачных, новоиспеченные мужья наобещали свернуть горы, засыпать моря, пройти по слободе железным танком и проложить за ней степь, а после было выпито немало пенистого кумыса за здоровье и счастье молодых. Викинги сыграли свою свадьбу, поженив Хельгу и Эрика, давно ждавших этого события. И сами боги благословили их союз.

ГОД ВТОРОЙ

По весне пропали наши молодожены: Эрик и Хельга. Поиски ничего не дали и дружинники уже начинали с подозрением коситься на соседей-степняков. Наконец из реки вынырнул водяной и рассказал, что эта влюбленная парочка пришла к нему на вечное жительство, ибо не могли они расстаться друг с другом ни на минуту. Взамен они попросили помочь викингам пройти под водой до какой-нибудь точки и обратно. Правда, водяной сам был не в состоянии выполнить просьбу влюбленных, но викинги призвали на помощь богов и те, за показательный бой двух могучих воинов, даровали водяному необходимую силу. Водяной попросил позвать его, когда дружина соберется в поход, и снова нырнул в воду. Тут же был собран совет, на котором единодушно решили сходить-таки в гости к древлянам, тем более что на сей раз из слободы ничего видно не будет. Предварительно надо было запастись дровами и двое берсерков, Хельг и Хаук, взяв топоры, отправились в лес. Назад они вернулись крайне быстро и не одни: за ними бежали два упыря с явным намерением выпустить из викингов кровь. Правда, берсерки уже успели впасть в боевое безумие, так что силы были почти равными. Наконец оба упыря были порублены на куски, и воины очнулись, тут же упав на землю. Один из них, Хаук, скончался на месте, а Хельга успели перенести в жилье и над ним уже молился шаман степняков. Берсерк был обмотан бинтами, обложен целебными травами и над ним суетились знахарки. При таком уходе помереть было нереально и Хельг быстро поправился.

Нечисть продолжала бродить неподалеку. Пришла русалка, которая от тоски по ярлу совсем иссохла. Окончательное иссыхание произошло прямо в селении викингов, отчего вода в близлежащей реке пересохла. Но викинги - народ запасливый (как и положено опытным мореходам), поэтому вода была загодя запасена в бурдюках и кувшинах. Так что зря русалка надеялась смертью своей навредить, только и досталось ей от ярла несколько слов: "Закопайте, чтобы не воняло!".

Тут нарисовался Кощей собственной персоной и начал требовать дань, уже помноженную на два (двух мужчин и двух девушек), да еще выдать ему тех, кто над его послами насмехался. Дружина выстроилась на заставе в боевой порядок, после чего ярл начал вести переговоры, поглядывая на Кощея из-за щита. Переговоры быстро зашли в тупик, поскольку девушек у викингов отродясь в походах не водилось (женщина на корабле - дурная примета, а на боевом драккаре особенно), а дружинников ярл отдавать не собирался, их и без того было мало, несмотря на вливания из местного населения. В итоге все вылилось в обмен "любезностями": Кощей грозился страшными карами за неповиновение, ярл гордо отвечал, что викинги угроз не боятся, а дружина, стоя за щитами, хихикала над происходящим. Погрозив некоторое время Кощей ушел, так ничего и не сотворив. "Испугался, наверно" - ехидно прокомментировал его поступок скальд Харальд. Правда, угроза кощеевского нападения осталась, так что начали викинги решать, что делать. Зима Желановна подсказала, что Кощей-то не бессмертен, смерть его в игле, а игла в яйце находится. Вот только непонятно было, где искать то яйцо. И снова Зима Желановна подсказала: оказывается, есть у Кощея сестра, Бабой Ягой кличут, можно у нее совета спросить, ибо не любит она Кощея. Поскольку путешествие обещало быть опасным, в путь снарядили самого умелого воина, Кнута Фредрикссона, надев на него самые лучшие доспехи и выдав ему огромную секиру. Позвал Кнут лешего, показал ему кинжал, подарок водяного, и попросил к Бабе Яге отвести. Отвел леший воина к бабушке. Та выслушала просьбу викингов и согласилась подсказать, где смерть Кощееву искать. За это попросила она просьбу ее исполнить: отвести Лихо Лесное к викингам и развлечь, чтоб ему не скучно было. Дело оказалось несложным, Кнут быстро с ним управился, и получил от Бабы Яги подсказку. Яйцо надо было искать у невров - оборотней, которые жили где-то в лесах. Рейд к неврам было решено провести в следующем году, ибо хозяйственные дела накопились.

Лето потянулось к концу, а проблема дров так и не была решена. Поразмыслив, ярл собрал дружину, и на сей раз все воины, прихватив оружие, щиты и доспехи, отправилась по дрова. Только дружина ушла, пришел к степнякам посланец от изгоев (разбойников и хулиганов) и предложил помочь захватить слободу. Рассказал он, что есть в слободе калиточка тайная и сквозь нее легко пройти, а там уж можно со спины на защитников крепости напасть. Повели степняки посланца в свое селение да не довели: сошел тот с брода и унесла его бурная река. Жаль беднягу, да что поделаешь, не судьба. Степняки решили все же под крепостью поездить: слободчан попугать да и калиточку повысматривать. Сбегали за викингами, предложили присоединиться к экспедиции. Ярл, подумав, решил, что дружина со степняками не пойдет, а останется присматривать за происходящим. Как выяснилось впоследствии, решение было зело мудрым. Сначала появилась новая напасть: пришла Морана. Оказалось, что это богиня Смерти и она замораживает все своим пальцем. Для начала она испортила один щит, заморозив его, а потом стала требовать дань (видимо, у всех злых сил это пунктик). Дань, которую она запросила, была необременительной, так что с Мораной расплатились быстро.

Надо тут сказать, что наш толмач Хенрик давно уже рвался поучить язык полян "в естественной обстановке". А тут у телохранителя ярла, Кнута Фредрикссона, сынок Хаук подрастать начал. Удался он в папочку, такой же дикий и на язык невоздержанный (ну берсерк, что с него взять), и давай по примеру отца над толмачом издеваться. Хенрик, бедняга, хиловат был, да умен больно, знал много мудреных слов и историй, а берсеркам лишний ум вреден, а вот силушкой боги не обделяют. Довели отец с сынком толмача, вот толмач и ушел к полянам. Помог ему леший мимо нежити пройти, дорожку в славянские поселения указал. Тут угораздило толмача на древлян нарваться. Древляне через лазутчиков проведали, что датская дружина в гости к ним собирается, поэтому схватили беднягу Хенрика, повязали, да и сбагрили лешему. Неизвестно, как об этом узнал слободской воевода, но нашел он того лешего, отыграл Хенрика в кости, а за спасение попросил толмача провести его через Степь и к викингам. Хенрик согласился и повел воеводу, советников его и охрану в датское поселение.

Дружина тем временем запасалась на зиму припасами. Принесли дрова, сходили на охоту, посмотрели на стада, которые были подарены степняками как приданое женам берсерков. Наконец все собрали в амбаре и начался подсчет еды и питья: хватит зиму пережить или надо еще припасов добыть. Припасов оказалось мало, а для охоты время было позднее. Села дружина, начала думу думать: где бы еды взять, чтобы на всех хватило. Тут-то дозорные и заметили в степи слободское посольство. Степняки засуетились, начали стада загонять в загон и вооружаться. Викинги выстроились позади брода и стали обсуждать неожиданное явление слободчан. Все соглашались, что это неспроста, и продумывали, как именно будет умерщвлен предатель-толмач, показавший дорогу слободе. Слободчане вели себя мирно и не стали сопротивляться, когда им велели оставить оружие на другом берегу реки. Как только по броду прошел толмач, его быстро прижали в углу и начали выяснять, что это за ...... такое, и какого ....... толмач показал дорогу славянам. Хенрик объяснил, что дорогу он не показывал, посему ничего страшного не случилось, а это мирное посольство, пришедшее заключить союз с викингами. Все вроде бы подтверждало его слова, поэтому его отпустили с условием, что если что, его первого в капусту покрошат. Начались переговоры. Длились они долго, но консенсус был найден: слобода и викинги друг друга не трогают и вместе ищут Кощееву смерть, ибо Кощей к этому моменту успел обложить данью всех славян, что их, естественно, не радовало. Помимо основного договора было решено следующее: если степняки начинают задирать славян, викинги вмешиваться не будут. В качестве ответной любезности ярл попросил слободу не вмешиваться, если викинги пойдут-таки к древлянам в гости. "Вообще-то, мы пообещали древлянам, что при случае их защитим" - сказал воевода. "Между прочим, моему человеку нанесли ущерб" - заявил ярл, - "Что же, прощать такое? Наш толмач к ним пришел как друг, а они его лешему отдали! Такие обиды смываются кровью!". Воевода осторожно поинтересовался, можно ли решить дело миром. "Ну, в принципе, можно," - задумчиво произнес ярл, - "Пусть они нам виру заплатят за обиду"."Заплатят" - обрадовался воевода. - "Куда они денутся?". Идти испрашивать виру было решено немедленно, дабы успеть до зимы. Быстро собрали посольство, поставив начальником х╦вдинга Олафа Вульфа. Тут ярла в сторонку отозвал старейшина рода Солнечного Медведя и сказал, что степняки умыкнули у полян девушку, и если викинги ее вернут, то они обеспечат себе огромную благодарность полян (возможно, в материальном эквиваленте). Ярл покивал, после чего посольство двинулось в дорогу.

Путь через степь был быстрым и безопасным, а вот на подходе к слободе начались неприятности. Для начала они выразились в появлении Кощея со свитой. Кощей был зол на викингов после того, как его обломили с данью, а посему, увидев датское посольство в окружении слободских воинов, начал порыкивать. Воевода отвел Кощея в сторонку и убедил, что викингов трогать не надо, по крайней мере, сейчас. Кощей согласился, но пообещал, что если викинги задержатся, то их уже и слободчане не спасут. Было решено поторапливаться, поэтому посольство начало двигаться все более быстрым шагом, а иногда и перебежками. До древлян было недалеко, но по дороге откуда-то вылезли лешие и русалки, и начали активно мешать передвижению. Хорошо, хоть молот Тора, изображенный на щитах, отпугивал нечисть. Наконец впереди показались лесные засеки, за которыми жили древляне. После нескольких призывных криков к засеке вышел старейшина древлян. Ему быстро объяснили суть вопроса и изложили требования. Старейшина помялся, пожался, но после выступления слободского воеводы о том, что "викинги - это маленький, но гордый народ", и если им чего не дать, то они сами придут и возьмут, а слобода вступаться не будет, старейшина позвал волхва, и вира была торжественно выдана. Приятно, однако, когда так уважают!

ГОД ТРЕТИЙ.

Весна пробежала в хозяйственных заботах. Женщины пасли стада и собирали полезные травы, дружинники охотились, добывали дерево и железо, кузнецы перековывали оружие. Толмач долго искал свой топорик и вспомнил, что у него этот топорик отобрали древляне. "Так они, оказывается, топор зажали" - возмутился ярл - "Непорядок! Кнут, сходи с толмачом, разберись." Древлянам снова пришлось раскошеливаться, на сей раз деревом. Правда, толмач от радости принялся целовать свой топорик и отравился (топорик год на помойке пролежал). Уложили болезного, отпоили отварами и настоями, поправился толмач. Потом ярл выкупил у степняков похищенную полянку. Та сначала думала, что над ней будут жестоко измываться, и начала провоцировать викингов ее убить. В какой-то момент ее насмешки разозлили толмача Хенрика, и он начал периодически оглушать девушку. Во избежание порчи пленницы толмачу сказали, "чтобы он оставил ее в покое". Да и полянка догадалась, что убивать ее никто не будет, и издеваться никто не собирается.

На спешно собравшемся совете дружина решила отвести полянку в слободу (тем более что Баба Яга обещала нашему доброму молодцу Кнуту дать живой и мертвой воды за десяток "пожизненных" грибов, и грибы можно было попросить в качестве награды за спасенную девушку), а заодно прогуляться до невров и поискать Кощееву смерть. Все быстро похватали щиты и строй бодро пошагал в сторону слободы. Полянку вели в середине строя, потому что неподалеку иногда прохаживался леший, которому девица приглянулась, и который уже совершил одну попытку ее выкрасть, к счастью, неудачную. Наконец впереди показалась слобода. Спасенную пленницу сдали воеводе, озадачив славян нахождением грибов. Затем ярл и воевода посовещались и был выработан план действий: викинги идут к неврам и выясняют, где Кощеева смерть и как ее заполучить, а воевода остается в слободе и если вдруг придет Кощей, делает вид, что викингов тут нет и никогда не было. И вот начался рейд тяжелой пехоты в глубоких тылах противника. Не успела дружина отойти от слободы, как, легок на помине, к слободе пришел Кощей. Последовала команда: "Ложись!" и строй быстро залег за ближайшими кустиками прямо на щиты. Поверх первого ряда лежал Кнут Фредрикссон, в самом тяжелом доспехе, а посему наиболее неповоротливый. Сквозь кусты было видно (и даже слышно, потому как расстояние не превышало нескольких шагов), как Кощей расспрашивает слободского воеводу, не проходили ли тут викинги. Воевода мужественно отпирался. Внимание ярла привлек один из злыдней, на котором была золотая кольчуга. "Так, вот этого злыдня надо прирезать и кольчужку снять" - сообщил ярл остальным. - "Крутая, наверно, вещь." "Тише," - зашептал х╦вдинг. - "Нас услышат.". Но Кощей, поглощенный беседой, ничего не услышал. Наконец он закончил допрашивать воеводу и ушел. Дружина вылезла из кустов и пошла дальше. После долгих блужданий по диким лесам и болотам (невры стояли за вполне приличным "пожизненным" болотом) викинги, злобно ругаясь на своем языке, выползли к поселению оборотней. Поселение было пустым, а посередине на земле лежала записка следующего содержания:

Невры! Жду вас у себя. Иначе пожгу все леса, а вас истреблю. Если придете, мы сможем договориться и вы останетесь жить, иначе лютая смерть. Кощей. Викинги почесали в затылках и решили взять записку с собой, на всякий случай. Также они взяли оружие, которое валялось в поселении. Конечно, каменные топоры и дубинки были не особенно нужны, но негоже оставлять оружие в таком виде. Быстрый осмотр домов дал неожиданно приятный результат: был обнаружен амбар, а в нем продовольственные запасы невров. Запасы были внушительные, эдак на пару лет. Такое добро оставлять не годилось: были состряпаны волокуши и довольные викинги поволокли добычу в свое поселение. Правда, главный объект поисков, яйцо с Кощеевой смертью, так и не было найдено, но радовало то обстоятельство, что Кощей тоже ничего не нашел. Значит, надежда на победу еще была. (Прикол: когда викинги пришли в мастерятник похвастаться добычей, то сидевшие в "мертвятнике" невры попытались протестовать против уноса всех их запасов. Основной смысл их протеста был в том, что викинги просто не смогли бы унести столько. Сидевший тут же Хадин сказал: "Вы посмотрите на их бронедвери. Они их из Москвы перли на себе. Так что викинги еще и не такое унесут.". После этого невры замолчали).

Радостные викинги доволокли добычу до дома. Правда, отдохнуть им не дали. Прямо на входе стояла статуя злыдня (композиция под названием "Злыдень мороженый"). Как выяснилось, злыдень неосторожно подошел к самой воде, а водяной решил пошалить. Потом степняки перетащили статую через брод и поставили рядом с заставой. Такая вот выставка....Присвистел какой-то "встречник". Насколько было известно, встречник - это душа убитого, которая гоняется за своим убийцей, чтобы убить его и успокоиться. Также выяснилось, что он убивает всякого, кто стоит у него на пути. В общем, встречник полетал по поселению степняков, вызвав там немалый переполох, и улетел. А тут и Кощей пожаловал, на огромном коне, со свитой, Морану с собой взял. Викинги привычно выстроились на заставе. Для начала Кощей поинтересовался, что это за ....., имея в виду статую злыдня. Викинги честно ответили, что они не имеют к этому никакого отношения. Кощей снова завел уже привычную песню о дани. Правда, на сей раз он потребовал уже пять мужчин и пять девушек. Ярл подробно объяснил, что девушек у викингов нет, а дружинники все на счету. Кощей немного подумал и предложил другой вариант: оказывается Кощею нужны были трупы и посвежее, да не абы какие, а слободских воинов. Задачка была сложная, но викинги трудностей не боятся, посему ярл согласился. Кощей потребовал заложника. Ярл подумал и отдал ему толмача, который уже утомил народ заумными речами. Со степняками у Кощея был другой разговор: он предъявил беднягам их кагана, захваченного в плен. Кагана публично казнили четвертованием и намекнули, что так будет с каждым, кто попытается оказать сопротивление воле Кощея. Запугав таким образом степняков и напомнив викингам об обещанных трупах, Кощей удалился восвояси. Честно говоря, идея о штурме слободы никому не нравилась, но вариантов не было. Началась подготовка к штурму, но тут неожиданно пришел слободской воевода. Ярл рассказал ему о требовании Кощея и тут родилась оригинальная мысль: устроить ложный штурм и потом переселиться в слободу. Для полной гарантии решили провести обряд очищения местности от нечисти: Дикую Охоту. Воевода ушел к себе готовиться к штурму, а викинги начали приготовления к обряду и переселению. Тут вернулся обратно толмач, весь больной. Осмотрели его знахарки, уложили отдельно, чтобы болезнь на других не кинулась, и начали лечить. Только не помогло лечение, помер толмач... Видать, слабый был...

Осень заканчивалась, темнело, над степью плыл туман. И вот вспыхнули факелы, заревели рога, понесся вспугнутый олень: началась Дикая Охота. Оленя нагнали, вонзили в него ритуальный меч (честно говоря, "оленя" было даже жалко, потому что народ после гонки озверел, а ритуальный меч был тяжелый) и попросили богов о защите против нечисти. Боги приняли жертву и отогнали нечисть от слободы. Пора было идти на штурм.

Непосредственно перед штурмом были проведены небольшие учения, так что штурм прошел без сучка и задоринки. Викинги резво впрыгивали на щиты, а с них на стены. Слободчане колотили в свои щиты мечами для создания иллюзии драки, викинги орали боевой клич, женщины визжали, в общем, шум был большой. Для большей реальности три пары воинов были поставлены в парные схватки. Наконец все викинги запрыгнули внутрь слободы и шум постепенно стих. Викинги быстро складировали свое имущество и были устроены в потайном подземелье слободы, чтобы Кощей ничего не узнал. При возникновении вопросов слобода должна была отвечать, что даны все в слободе и полегли, а тела их сожгли. ("По жизни" викинги просто надели белые хайратники и ушли ночевать к себе в лагерь. Прохождение по всему полигону кучи викингов не осталось незамеченным, причем белые хайратники углядели далеко не все. В общем, народ на полигоне по большей части так и не понял, кто же кого вынес, а ни викинги, ни слобода не спешили рассказывать, как дело было, опасаясь передачи неигровой информации. Кстати, одним из немногих, кто догадался по звукам, что штурм ложный, был как раз Кощей - Скиф. Такая вот незадача вышла... )

ГОД ЧЕТВЕРТЫЙ - ГОД ВЕЛИКОЙ БИТВЫ.

Когда викинги вылезли с зимовки (то бишь, пришли из своего лагеря), было уже известно, что нашлись невры с Кощеевой смертью. Была назначена Великая Битва с нечистью. Со одной стороны была вся нежить во главе с Кощеем и Мораной, и одно из полянских племен, перешедшее на сторону Кощея. С другой стороны были невры, слобода, викинги, поляне и степняки (такой вот состав). Воинство людей и невров начало собираться под стенами слободы. Кощей несколько запаздывал, поэтому все мирно разлеглись на траве. Кнут Фредрикссон устроил викингам занятия по "дивнению", не иначе, у толмача всяких словечек нахватался.... В общем, настроение было уже несколько не боевое. Тут из леса вышла жена Кощея и начала сманивать с собой ярла. Викинги, быстро почуяв неладное, оглушили своего вождя. Ведьму сначала утыкали стрелами, а потом разъяренная северная дружина решила удостовериться в смерти ведьмы путем нарубания из нее фарша. Тут вмешался костяной волк, пришедший с женой Кощея: он схватил ведьму и уволок в лес. Тут викинги потрясли головами и поняли, что это был мираж (на самом деле, мастера решили считать происшествие "глюком").

Но вот из лесу показался Кощей со товарищи. Кнут Фредрикссон очертил вокруг людского воинства защитный круг против Мораны с кличем "Во имя Тора!". Кощей принес с собой гусли-самогуды (типа "магнитофон двухкассетный") и часть воинства начала весело плясать. Х╦вдинг Олаф как бы невзначай подплясал к гуслям и уронил на них щит, сломав их безвозвратно. Началась рубка. Один из невров сломал иглу с Кощеевой смертью и Кощей помер. Несчастную Морану полили живой водой, временно превратив ее в статую, и отрубили руки (называется "Морана Милосская"). Остальную нечисть просто затоптали.

И пришел конец темным силам! И снизошли светлые боги, и объявили они мир между всеми народами.
Так закончилась игра......

Автор: Унн, жена ярла Йольма Черного Драккара (Helena).
Под руководством: любимого мужа, ярла Йольма Черного Драккара.

P.S. Выражаем ОГРОМНУЮ благодарность: мастерам игры за прекрасное мастерение; Ордену Саламандры за красивую игру; Команде Кощея за честную и интересную игру и замечательный финал, а также всем, всем, всем за то, что было так классно играть с вами!
P.P.S. Надеюсь, еще поиграем!!! :-)

Leo Harter (Vergil 1398г).