ПРЯДЬ О ТОРБЬЕРНЕ ГОДИ

А муж обоих убил топором,
А после пошел за пивом...
(цитата из популярной песни)

    Жил человек по имени Аудун, а по прозвищу Норвежец. Он был сыном Кольгрима, сына Сигхвата Малыша, сына Конунга Хакона Изгнанника. Другие два сына Хакона Конунга были Харальд Вояка и Сигурд Половина Ноги, убийцы ярла Сигмунда Вислозадого, как об этом рассказывается в саге о Хаконе Конунге. Аудун был торговый человек и плавал из Норвегии в Йарвик и Дублин, и на острова. Он приехал на остров Майн на пятый год после того, как туда переселился Снекколь Хрюм, и от Аудуна все узнали, что Снекколь жив.
    Аудуна хорошо приняли на Козлиной Горке и он прожил там зиму. После этого он решил обосноваться на Майне. Он посватался к Унн дочери Торфинна, сына Халльдора. Торфинн согласился и Аудун стал жить с Унн в Аудуновом дворе. Он был очень сведущим человеком и все его уважали. Он выстроил возле дома капище и приносил жертвы богам. Особенно он почитал Тора и говорил, что тот всегда ему помогает. У Аудуна и Унн был сын Торбьерн. Он был силен и суров нравом и хорошо владел оружием. После смерти Аудуна он принял его годорд и стал называться Торбьрном Годи. Он был очень крутым человеком и никогда не платил виры, что бы не сделал. Всякий был готов встать и сесть по его указке. Но за людей своего годорда он всегда вступался, поддерживал их на тинге и вообще помогал, чем только мог, поэтому его любили.
    Жил человек по имени Хрут, а по прозвищу Старик. Он был сыном Скафти из Вика и жил на острове Дайн. Он был уже старый, жена его Гуннхильд умерла, и с ним жила только его дочь по имени Сигню. Хозяйство у него шло плохо, и он решил поискать лучших мест. Он перебрался на Майн и осел в Хрутовом Дворе. Там хозяйство его преумножилось и люди стали говорить, что ему теперь есть что положить в курган.
    Случилось как-то раз, что встретились на тинге Торбьерн Годи и Сигню. Они разговорились и спустя некоторое время Торбьерн послал Анунда Потку, своего человека, к Хруту посватать Сигню. Тот почел за честь породниться с таким человеком, как Торбьерн и согласился. Но многие люди говорили, что он просто побоялся отказать Торбьерну, потому что тот никому не прощал обиды. Они договорились о помолвке, а на следующее лето Сигню переехала жить к Торбьерну в Аудунов Двор. Торбьерн Годи полюбил Сигню, но жизнь у них не заладилась, потому что Сигню относилась к Торбьерну сурово и надменно. Рассказывают, что они даже спали порознь - во всяком случае, детей у них не было.
    Но вот к кому Сигню относилась тепло, так это к Тородду, сыну Одда Копейщика, а надо сказать, что Торрод сватался к Сигню, до того, как это сделал Торбьерн Годи, но Хрут отказал ему. И вот Торрод стал часто бывать в Аудуновом дворе, причем когда Сигню оставалась там одна. Так продолжалось некоторое время.
    Рассказывают, что когда Одд Копейщик узнал об этом, он сказал, что все идет к одному, и не следует Торроду ждать добра от Торбьерна Годи, когда тот обо всем узнает. Торрод на это сказал, что, мол, поживем - увидим, а Торбьерн Годи хоть человек и знатный и богатый, но не слишком удачливый.  В конце концов торбьерну стало известно об этих встречах, И он решил устроить засаду возле своего дома. Сигню узнала об этом и послала служанку по имени Тора предупредить Торрода. Торрод тогда собирался в Аудунов Двор. Тора прошла в дом и сказала ему, что ей передала Сигню. Торрод сказал тогда следующую вису:

Напрасно надеялись недруги
Сразу со мной расправиться,
Липа огня приливов
Защищает стойко дробителя гривен.
От мести смерча мечей владыки
Спасется тополь Одина бури -
Внемлет скальд советам
Ньерун камней благородной.

    После того он остался дома и не ездил больше в Аудунов двор.
    В то время Торбьерн Годи напрасно просидел со своими людьми в лощине три дня. Вот едут они домой, и Торбьерн мрачнее тучи. Он так гнал коня, что тот доскакал до дома едва живой. Торбьерн сразу кинулся в дом и хотел ударить Сигню, но его люди повисли на нем и удержали, хоть он и проволок их за собой от порога до серединной балки, а надо сказать, что среди его людей был Сигурд Толстяк, который мог плаватьтолько в десятивесельной шлюпке - все прочие просто тонули под ним. Сигню же даже бровью не повела, а спокойно назвала двух свидетелей и обьявила о разводе. Она обьявила об этом у брачного ложа, у дверей, а потом собрала свое добро и надо сказать, что много времени ей на это не потребовалось. Она уехала к отцу, а он возвестил о разводе со скалы закона. Для людей это не стало новостью, и они говорили, что все к этому и шло.
    Сигню живет у отца до конца лета, так проходит осень и ничего не происходит. В начале зимы она вышла замуж за Торрода сына Одда, и он переехал к ней в Хрутов двор. Хрут Старик скоро помер, и Торрод стал хозяйствовать самостоятельно. Они хорошо ладили с Сигню и у них было двое детей - сына звали Орм, а дочь - Асгерд. Оба они подавали большие надежды и обещали стать людьми достойными.
    Так проходит год, и ничего не происходит. Все очень дивятся, что Торбьерн Годи ничего не предпринимает и живет себе в Аудуновом Дворе так, как будто ничего и не было. Торбьрн же говаривал иногда, что только раб мстит сразу, и только трус - никогда. В конце концов люди начинают говорить, что Торрод, видно, очень удачлив.
    Тем временем Торбьерн женился на Халльгерд, дочери Торфинна, а кроме того жил с Катлой, сестрой Ауд Мастерицы, дочери Гейра Тренда, жены Торгильса Недоумка. Торрод сложил про него очень смешные висы. Сына Торбьерна и Катлы звали Рагнар, отец его любил и держал при себе в Аудуновом дворе. У Торбьерна и Халльгерд был сын, которого звали Аудун. Он был человеком достойным - хорошо знал закон. Он стал потом годи после отца.
    Так проходит 15 лет. Осенью умирает Одд копейщик, сын Торвальда хромого. Его сын Торрод был тогда там. Перед смертью Одд сказал Торроду:
    - Сдается мне, что ненадолго ты переживешь меня, и я сомневаюсь, что найдется кто-нибудь, кто зажмет тебе ноздри.
    С этими словами он умер. После этого Торрод долго ходил хмурым и был молчалив.
    Вот как-то раз в конце лета после тинга было у Торбьерна Годи много гостей в Аудуновом дворе. Было еще тепло, поэтому они сидели во дворе и пили. Два мальчика, которые подкармливались в его доме играли на земле и девочка возле них. Они много болтали, потому что были неразумными. Один из них сказал:
    - Я буду Торрод и буду жить с твоей женой, а потом отберу ее у тебя.
    Другой отвечал:
    - А я буду Торбьерн Годи и ничего не предприниму против тебя.
    Они повторили это несколько раз. Среди гостей раздался хохот. Торбьерн сильно покраснел и стегнул лозой мальчика, который назвался Торродом. Удар пришелся по лицу и рассек кожу. Торльерн сказал мальчугану:
    - Убирайся и не смей шутить над нами.
    Весь тот день Торбьерн был очень молчалив и мрачен. Поутру он достает свою секиру и едет в Хрутов двор. С ним едут еще 15 человек. На Хрутовом Дворе все еще спали, кроме Орма, сына Торрода. Он вышел в отхожее место и вдруг видит много людей и Торбьерна Годи впереди всех с секирой. Орм бежит в дом и подпирает дверь лавкой. Потом он будит всех и говорит, что сюда идет Торбьерн Годи и с ним много народу. Тем временем люди Торбьерна выломали бревно из сарая и принялись бить в дверь. Но дверь была прочная, а Орм и Торрод стреляли из луков и ранили троих людей, причем один из них вскоре умер. Торбьерн видит, что дела идут не так хорошо, как ему хотелось бы. Тут он велит принести сена из хлева и поджечь дом. Его люди замялись, говоря между собой, что это было бы очень злым делом. Торбьерн Годи схватил секиру и сказал, что либо они сделают, как он велит, либо он поубивает их всех и один сожжет Торрода и Сигню. Он был очень рассержен и походил на берсерка. Люди поспешно принесли сено и разложили огонь. Лето тогда было очень жаркое, сено было сухим, поэтому огонь быстро распространился по дому. Торбьерн крикнул, чтобы женщины и работники выходили, и Торрод отпустил всех, но вышли только работники и служанки, а Сигню и Асгерд остались в доме.
    Пока не упала крыша, Торрод и орм стреляли из луков, но больше ни в кого не попали. Когда упала крыша, все они сгорели, кроме Асгерд, которая спряталась в каморку для хранения шкур, когда стали падать балки. Она прикрылась мокрыми кожами, а внизу было отверстие для стока воды, так что ей было через что дышать.
    Когда догорела крыша, Торбьерн и его люди ушли и обьявили о сожжении Торрода. Торбьерн Годи, рассказывают, был совсем не рад тому, что произошло. Он много хмурился, а вскоре после этого он поехал один через Лососевую Гряду на один из своих хуторов, по дороге конь споткнулся и Торбьерн вылетел из седла и ударился головой о камень. Его нашли мертвым работники, и люди говорили, что Торбьерн всегда был неосторожен, когда ездил верхом, а от судьбы не уйдешь.
    Асгерд выбралась из пепелища. У нее обгорели волосы, он сама она осталась цела. Она собрала работников и они разобрали пожарище. Кости Торрода и Орма нашли возле входа, а сигню - в каморке для сна. Для Асгерд построили землянку и она стала жить на месте родительского дома. Место стали называть Хрутова Гарь.
    Асгерд предьявила иск Торбьерну Годи, но он не заплатил ей виры, а вскоре к ней посватался Ингвар Норвежец и она вышла за него. Ингвар разобрал свой корабль и поставил дом на месте пожарища. Он был удачливый и умелый хозяин и его стали называть Ингвар Приобретатель.

Здесь кончается сага о Торбьерне Годи.

 

САГА ОБ ЭЙРИКЕ СКУПОМ

Раз-два-три-четыре-пять -
Знаете, наверно,
Раз-два-три-четыре-пять -
Жадность - это скверно.
(Песенка из популярного мультфильма)

    Жил человек по имени Эйрик, а по прозвищу Скупой. Он был сыном Ингви, сына Свейна Лодейный Бок, ярла из Уппленда. Он жил в Швеции, в Уппленде, и был человеком богатым, но вздорным и скупым на деньги. Женой его была Герд, дочь Оке, сына Гьюки из Хельге, но о ней не будет речи в нашей саге. У Герд и Эйрика были дети, сын Ульв и дочь Ингигерд. Ульв был силен и красив, но не очень удачлив. Ингигерд слыла большой красавицей и недюжинной женщиной. Они жили вместе с отцом. С ними жил так же Гуннар Вольноотпущенник, сын Аскольдта Смирного, сына Ярицлейва, сына Владицлейва, раба из Гардов, которого привез из заморского похода /викинга/ Свейн Лодейный Бок. Гуннар был человеком недюжинным и огромной силы.
    Рассказывают, что если у него в руках был меч, то во время боя казалось, будто он сражается тремя мечами. Он мог рубить обеими руками и при этом метать копья, если хотел. Он мог подпрыгнуть на высоту собственного роста в полном вооружении, а стрелял столь метко, что никто не мог с ним в этом сравниться. Он плавал, как лосось, а бежать мог с утра до ночи без остановки.
    Случилось как-то, что Эйрик скупой поехал на дальнее пастбище. С ним был Гуннар Вольноотпущенник и еще трое работников. Вот едут они лесом и слышат, как кто-то возится в зарослях. Эйрик сказал:
    - Вот идет медведь, который задрал нашего быка. Пойдемте и убьем его!
    Гуннар сказал:
    - Сдается мне, что медведь так не ходит. Этот хрустит и трещит ветками, словно никогда не видел леса. Лучше посмотреть, не человек ли это.
    Эйрик сказал:
    - Вот скоро и посмотрим. - И метнул копье в заросли.
    Копье попало в цель. Эйрик велит работникам пойти и снять шкуру с медведя. Те идут в заросли, и не проходит много времени, как они возвращаются. Эйрик спрашивает, где медведь. Они отвечают, что если ему так хочется, пусть сам идет и свежует его. Эйрик начинает их всячески поносить, однако спешивается и идет посмотреть. И остается сказать, что в зарослях он находит Ивара Хромого, сына Хельги Косматого Викинга, и в боку у него торчит Эйриково копье, и он уже мертвый.
    Эйрик вытаскивает копье и говорит:
    - Сдается мне, что удача от нас отвернулась, как она отвернулась от Ивара Хромого. Дело ясное - это не медведь. Принесите валежника и засыпьте его.
    Гуннар говорит:
    - Мы уже совершили злое дело, не стоит теперь делать и позорное. Пойдем и скажем об убийстве. Хельги - человек суровый, но мы сможем откупиться вирой. Эйрик ответил, что невелик человек Ивар Хромой, чтобы платить за него виру. Он велит работникам закидать тело валежником и держать язык за зубами, а после едет дальше на пастбище, и Гуннар с ним. Работники завалили тело, и надо сказать, что один из них снял с Ивара серебряную пряжку, доброе украшение.
    Так прошел месяц, и никто не знал, что стало с Иваром Хромым. А через месяц поехал Ульв, сын Эйрика Скупого в Уппсалу, и с ним тот работник, что взял пряжку Ивара. Они приехали в Уппсалу и пошли на рынок. Там встретился им Эйнстейн, сын Хельги Косматого Викинга, брат Ивара Хромого. Он увидел пряжку и спрашивает:
    - Не моего ли брата Ивара эта пряжка, что носит этот человек?
    Ульв сказал, что он не хозяин чужому добру, и пусть лучше Эйстейн спросит у Ивара, куда он девал свою пряжку, и постарался замять дело. Они быстро уехали домой, но люди говорили, что Эйстейн что-то заподозрил, и что шила в мешке не утаишь.
    Проходит еще месяц, и неизвестно, что предпринимают те и другие. Но в конце лета на хутор Эйрика Скупого приезжают Хельги Косматый Викинг, его сын Эйстейн, а так же Улаф Свинья, Свейн, сын Сванна и другие люди Хельги, числом сорок человек. Гуннар Вольноотпущеник был во дворе. Он бросается в дом иговорит Эйрику Скупому:
    - Вот и вернулось к тебе твое копье. Еще не поздно возместить Хельги смерть сына.
    Эйрик снял со стены секиру и сказал:
    - Не стану я платить золотом этому голодранцу. Хватит ему и железа, - И он вышел на крыльцо.
    Хельги Косматый Викинг и его люди спешились и идут к дому. Все они были вооружены. На Хельги была кольчуга, а на голове - шлем, и нащечники у него были не застегнуты. В руках он держал копье. Он спросил:
    - Ты, Эйрик, верно, хочешь заплатить виру за моего сына Ивара? Да только вряд ли я соглашусь ее взять.
    Эйрик говорит:
    - Вот тебе вира, бродяга! - и бьет его секирой.
    Секира соскользнула по шлему и попала Хельги по плечу, но не смогла разрубить кольчугу. Хельги отскочил и ударил Эйрика копьем в живот. Рана была большая и страшная. Тут вскочил Гуннар и метнул в Хельги копье. Он метнул его с такой силой, что копье пробило Хельги насквозь. Он упал и сказал:
    - Ловко мечут копья эти люди. Вот уже второй раз попадают в цель без промаха.
    Потом он умер.
    Гуннар схватил Эйрика под мышки и втащил в дом, а Ульв сразу же захлопнул дверь и заложил засов. В доме были еще Ингигерд и шестеро работников. Гуннар велел одному из них выбраться через крышу и бежать собирать людей. Тот так и сделал.
    А Эйстейн и его люди столпились около Хельги и ничего не заметили.
    Эйрик лежал на полу, и из него натекла целая лужа крови. Он велит перенести себя в спальную нишу и позвать Гуннара. Он сказал Гуннару:
    - Хотел бы я, чтобы все обернулось по-другому, но верно говорят, что от судьбы не уйдешь. Я благодарен тебе за то, что ты убил Хельги Викинга, но еще больше славы было бы тебе, если бы ты спас моих детей.
    Гуннар Вольноотпущеник отвечает:
    - Трудное это дело, и не стану я тебе обещать, что сделаю его. Но мне было бы легче сражаться за твоих детей, если бы ты разрешил мне жениться на Ингигерд, твоей дочери.
    Эйрик говорит:
    - Немного значит теперь мое обещание, потому что недолго мне осталось жить. Но все же я сделаю, что ты хочешь. - И он позвал свидетелей из числа работников и объявил о помолвке Ингигерд и Гуннара. Он сделал все, что положено по закону, а потом сказал:
    - А о приданом договаривайся с Ульвом, потому что я теперь могу дать тебе только это, - и он дал Гуннару свою секиру и тут же умер.
    Теперь надо сказать, что люди Хельги Косматого Викинга и его сын Эйстейн никак не могли решить, что им делать. Одни хотели выбить дверь и ворваться внутрь, другие их отговаривали. Все очень опасались Гуннара. Наконец, Эйнстейн сказал:
    - Дело к вечеру, и если мы не убьем их сейчас, то мы не сможем сделать этого ночью, а там соберутся люди, и придется нам уходить с позором. Поэтому, давайте выбьем дверь, а там - будь, что будет.
    Они идут к дому и, взяв бревно, лежавшее у стены, начинают бить в дверь. Гуннар велит работникам вооружаться и готовиться к бою, но они боятся. Тогда он берет секиру Эйрика и распахивает дверь. Люди Хельги как раз ударили в нее, так что четверо из них так и влетели в дом вместе с бревном и упали, поскользнувшись в луже крови, что натекла из Эйрика. Тут Гуннар начал рубить их секирой и убил всех четверых раньше, чем они встали на ноги. А Ульв стрелял в дверь из лука и ранил двоих. Остальные отбежали и встали в стороне. Эйстейн всячески подзадоривает своих людей, он сулит им золотые горы, лишь бы они снова напали на Гуннара и Ульва. В это время солнце коснулось деревьев. Эйстейн выхватил меч и высоко поднял его, так что меч ярко заблестел. Тогда Эйстейн сказал вису:

- Молния сечи блестит,
Смелому путь озаряя.
Трусу смрад и позор
Взор застилают собой.
Будет рядом со мной
Хл╦кк одеяния битвы,
Фулла ложа вдали
Уронит слезу обо мне.

    Ульв сказал:
    - Неважная виса. У меня есть кое-что получше.
    И он пустил в Эйстейна стрелу и попал в поднятую руку, так что Эйстейн выронил меч. Ульв стказал тогда такую вису:

Стрела опору меча задела.
Ну, что ж, за дело!

    Эйстейн и говорит своим людям:
    - Теперь нам ничего не остается, как сжечь их в доме, иначе будет нам позор на всю Швецию. Беритесь за дело, пока не село солнце.
    Пятеро людей Эйстейна и он сам нападают на двери, стараясь ранить Ульва и Гуннара, а остальные таскают хворост и обкладывают дом сзади. Вот они зажгли хворост, и Эйстейн крикнул в дом, чтобы женщины и работники выходили, и что никому, кроме Ульва и Гуннара беды не будет. Работники Эйрика сразу вышли, а Ингигерд сказала, что не бросит брата и жениха. А Эйстейн увидел среди работников того, что носил пряжку Ивара Хромого и велел его убить. Улаф Свинья ударил его мечом по шее и отрубил голову. Он сказал:
    - Вот тебе твоя пряжка.
    Между тем загорелась крыша. Ульв стоял у двери и пускал стрелы в людей Эйстейна, а те прятались за щитами. Ингигерд подавала Ульву стрелы, а Гуннар ходил по дому и затаптывал огонь. Тут провалилась крыша в заднем конце дома. Гуннар вскочил на стену и стал бросать головни в людей Эйстейна, которые стояли там снаружи. Те бросили в него копье, но он поймал его на лету и пустил обратно. Копье попало в Свена, сына Сванна, и пробило ему оба бедра так, что он упал и не мог подняться. Люди схватили его и оттащили за сарай. Тут начала валиться крыша в передней части дома. Ульв сказал сестре:
    - Выйдем наружу. Тебе они ничего не сделают, а мне лучше пасть в бою, чем сгореть здесь. Гуннар, наверное, уже погиб, так что некому будет отомстить за меня, кроме тебя.
    Ингигерд сказала:
    - Не беспокойся, я сделаю все, чтобы эти люди не остались безнаказанными.
    Ульв выскочил наружу и хотел напасть на Эйнстейна, но тут упало стропило и придавило его. Ингигерд стала тащить Ульва, чтобы освободить его, но у нее ничего не выходило. Дом горел очень сильно, так что люди Эйнстейна боялись подойти к ним, а у Ингигерд обгорели волосы.
    И остается сказать, что когда упала крыша в передней части дома, Гуннар пробежал по стене вперед и спрыгнул в самую гущу врагов. Он хотел пробиться к Эйстейну, но все его люди бросились на него и не давали напасть на Эйстейна. Тут Гуннар убил двоих и ранил еще одного, но и сам был ранен в ногу. Он ударил Эйстейна секирой и отрубил правую руку по локоть. Гуннар сказал:
    - Теперь тебе не придется жаловаться на рану в руке; нет руки - нет и раны.
    Тут Эйстейн пустился бежать, и его люди за ним. И все говорили, что не было большего позора, чем бежать тридцати пяти от одного. А Гуннар прославился, хоть он и был вольноотпущенник.
    До самой зимы ничего не случилось, но люди говорили, будто Гуннар очень опасался, что Эйстейн Однорукий и его люди подкараулят его или Ульва и убьют тайком. Он уговаривал Ульва уехать из страны.
    В начале зимы Гуннар, Ульв и Ингигерд переехали в Вик и жили там три года. Гуннар и Ингигерд поженились, и у них родился сын Сварт, прозванный Вольноотпущенников Сын. А потом они перебрались на Зайн, где Ульв, сын Эйрика Скупого женился на Гуннхильд, дочери Торкеля, сына Торстейна Силы, дружинника Кетиля Покорителя Островов. У них было две дочери. Старшая, Герд, была женой Хамунда Доброго Бонда и матерью Труппа, сына Хамунда, а младшую, Халлу, выдали замуж за Храфна Годи Фрейра. У них было большое потомство. А Ульв прожил до смерти на острове Зайн, и все называли его Ульв Швед. Он умер и погребен в Ульвовом Кургане, на мысу Дохлой Белухи.
    А Гуннар Вольноотпущенник часто плавал за море, и участвовал в викингских походах, и сильно разбогател. Одним летом он поплыл в Исландию за моржовыми кожами и не вернулся. Люди считают, что его корабль отнесло в море и он и его спутники погибли.
    Сварт Вольноотпущенников Сын переехал на остров Майн и поселился в хуторе, который называли Конец Склона. Его сыном был Храпп Рыжая Борода, человек сильный и богатый, но вздорный и незнатного происхождения, хотя его бабкой и была Ингигерд, дочь Эйрика Скупого. Все говорили, что Храпп всего больше похож на деда, Гуннара Вольноотпущенника.

Здесь кончается сага об Эйрике Скупом.

 

ПРЯДЬ О ДОБРЫХ БОНДАХ

Жили-были три поросенка:
Ниф-Ниф, Наф-Наф и Нуф-Нуф...
(популярная сказка)

Губит людей не пиво,
Губит людей вода...
(песня из популярного фильма)

    Жил человек по имени Хрольв, а прозвищу Отец Добрых Бондов. Он был сыном ╗рунда Дровосека. Они жили в Вике и у них было доброе хозяйство. Когда конунг Харальд Косматый, прозванный позднее Прекрасноволосым, бился с бондами возле Ставангера, Хрольв с отцом сражались на стороне бондов. В этой битве ╗рунд пал, а Хрольву отрубили два пальца на правой руке.
    После этого Хрольв продает землю, покупает полкорабля и плывет на запад. Он приезжает на остров Зайн к Гудмунду Ярлу и ярл принимает его хорошо.
    Хрольв служил в дружине ярла, а потом женился на Турид дочери Торгейра. Они с Турид хорошо ладили и вскоре родились у них сыновья. Одного звали Хамунд, другого Оттар, а третьего Асгрим. Всех их называли Добрые Бонды. Все они воспитывались в доме и выросли умелыми и были все хороши собой. Они были очень дружны между собой. Хамунд был искусен со всем, молчалив и правдив, Оттара считали человеком удачливым, но ненадежным, а Асгрим отличался слабым здоровьем.
    Когда Хамунду исполнилось 16 зим, Хрольв сказал, что пора бы ему жениться. На это Хамунд ответил:
    - Мне все равно, кого ты высватаешь. Тебе виднее, что для нас почетнее.
    - Тогда лучше всего посвататься к Герд, дочери Ульва, сына Эйрика из Сконе. Они хоть и небогаты, но хорошего рода и сродни большим людям на Майне.
    Так и сделали. Ульв согласился, и Хамунд с Герд поженились. У них было четверо детей, но трое из них умерли, не прожив и года, а четвертого сына звали Трупп, и он вырос здоровым и воинственным. Он подавал большие надежды.
    В тот год, когда Хамунд женился на Герд, Оттару сыну Хрольва было 14 зим. Он поехал на свадебный пир в Ульвово Жилище и много пил и балагурил. Среди гостей была Тора, дочь Вестейна, сына Гнупа-Стейна, дружинника Кетиля Покорителя Островов. Оттару понравилась девушка, да и он ей приглянулся, как говорят. И вот с начала лета Оттар зачастил на хутор к Вестейну, и люди говорили, что это явно неспроста. И осталось сказать, что не настала еще середина лета, как всем стало видно, что Оттар одурачил Тору дочь Вестейна. Вестейн был очень этим недоволен и поехал к Хрольву. Тот принял его хорошо, посадил на почетное сиденье и обещал все уладить. Что он говорил Оттару, и что тот ему ответил, никто не знает, но кончилось тем, что Оттар женился на Торе, хотя нельзя сказать, чтобы он был этим доволен. Однако, вскоре у них все пошло на лад. Сына Оттара и Торы, зачатого до брака звали Торгейр, он женился на Лейдис дочери Снорри, а сыном его был Рандвер.
    Другого сына Оттара и Торы звали Эйрик. Он был нрава веселого и легкого, слыл ловким человеком и управлял хозяйством после смерти отца.
    Жил человек по имени Стейн, а по прозвищу Стейн жадный до наследства. У него были сыновья Торкель, Торгрим и Олав. Их сестрой была Аудбьерг. Торкель женился на Ауд, Дочери Грима; дочерью их была Гудрид Ночное Солнце, женщина красивая и приятная в обхождении. Двор их стоял в Треугольной долине. Хрольв решил высватать за Асгрима Гудрид и поехал к Торкелю в Треугольную долину. Торкель хорошо его принял. Хрольв сватает Турид и всячески расхваливает своего сына. Торкель на это сказал, что не стоит столько говорить, и что он с радостью отдаст свою дочь за Асгрима, если он пошел в отца и хоть вполовину таков, как его брат Хамунд. На том и порешили и Асгрим женился на Гудрид в конце зимы. У них было трое сыновей, все они выросли людьми достойными.
    Хрольв Отец Добрых Бондов был уже стар, но любил ходить с работниками на птичий базар за яйцами. Он обычно сидел на обрыве и смотрел, как работники собирают яйца. Вот как-то раз работники поднялись из-под обрыва, а Хрольва нигде не видно. А потом к берегу прибило его шапку. Все решили, что он,верно, задремал и свалился с обрыва вниз и утонул.
    После его смерти Хамунд, Оттар и Асгрим продолжали жить в одном хуторе и сообща вести хозяйство. В это время вернулся с острова Майн Аудун Норвежец и всем рассказывал, как богаты угодья на Майне и как славно там хозяйствует Снекколь Хрюм.
    Добрые Бонды решили перебраться на Майн и вскоре так и сделали. Они поселились в хуторе, который назвали Низины. Так проходит некоторое время и ничего не случается.
    Раз как-то Хамунд и Оттар собрались за море. Они купили полкорабля и отплыли в середине лета в Норвегию. Но погода стояла в тот год скверная, и их отнесло далеко в море и носило целый месяц. Наконец, их выбросило на берег на севере Ирландии. Хамунд утонул, когда разбился корабль, а Оттар выбрался на берег и с ним еще 6 человек. На них напали фоморы, и осталось сказать, что в живых остался только работник Оттара Карл, которого фоморы схватили и продали в рабство в Англию.
    Потом его купил Торгрим Скряга, сын Торбьерна, сына Скафти, сына Кетиля Покорителя Островов, и от него все узнали об этих делах.
    Теперь надо сказать, что Асгрим сын Хрольва в ту зиму поехал на дальнее пастбище. По пути он переправлялся через реку Каменистой Долины. Лошадь оступилась и он упал в воду и его затащило под лед. Работник, ехавший с ним, бежит вдоль берега и пытается вытащить Асгрима, но того тащит течением подо льдом и бьет о камни. Потом его вынесло на середину реки. Работник бросился в воду и выволок его. Он везет Асгрима домой и все находят, что тот очень плох.
    В то время жила на Змеиной Горке Женщина по имени Хель. Она была замужем за Йормунгандом Медведем, сыном Торгильса Недоумка, сына Сигтрюга Простака, сына Сельмунда Богача. Она была очень сведуща в колдовстве и лечила людей.
    Вот Гудрид жена Асгрима посылает своего работника на Змеиную Горку и велит привести Хель. Та приходит и берется лечить. Она велит всем выйти из дома и никто не знает, что она там делала с Асгримом. Однако, тому полегчало. Гудрид велит одарить Хель и проводить ее домой. Так проходит неделя, а потом Асгрим вдруг умирает ночью. Все говорили, что нечего ждать добра от злого, а тем более от колдуньи.         
    После смерти Асгрима Сыновья Добрых Бондов делят хозяйство и живут отдельно друг от друга в разных хуторах.

Здесь кончается сага о Добрых Бондах.

 

КРАТКАЯ САГА О СКЕГГИ МОРЕПЛАВАТЕЛЕ

    Жил человек по имени Скегги, а по прозвищу Мореплаватель.Он был сыном Огге Старого, сына Скегги Ярлова Брата, сына Кетиля Покорителя Островов. Скегги Мореплаватель жил с отцом на острове Зайн. Когда Скегги исполнилось 15 лет, он стал просить отца, чтобы тот дал ему товары для заморской поездки. Но Огге Старый не хотел его пускать:
    - Всяк знает, что свое хозяйство всего надежней. Сиди дома.
    Скегги ничего не ответил, а как-то в начале лета навьючил пять лошадей товаром, взял меч "Бурое Лезвие", принадлежавший некогда его прадеду Кетилю Покорителю Островов и отплыл с Мыса Дохлой Белухи с Эцуром Норвежцем.
    Он приплыл в Вик, продал там товары и купил корабль. Он набрал людей и плавал с ними на запад, в Англию, и на восток, на Готланд, и дальше, в Гардарики, то торговал, то воевал, и сильно разбогател. Он женился на Гевьоп, дочери Горма Хилого из Х╦дебю. Она плавала с ним на корабле и родила ему сына, которого прозвали Огге. Он родился на корабле во время шторма. Скегги Мореплаватель и Гевьон Датчанка так и не вернулись на остров Зайн, потому что Огге Старый очень разгневался на сына и не хотел даже слышать о нем. Скегги отправился на остров Майн и пришел к Снеколлю Хрюму, сыну Офейга Мясистые Ляжки. Тот был женат на Асню Красавице, дочери Торбьерна, сына Скафти, а Скафти был братом Скегги Ярлова Брата, деда Скегги Мореплавателя, так что Снеколль принял Скегги хорошо и продал ему хутор Морское Жилье, где раньше жил Атли Черная Рожа.
    Скегги построил капище и стал приносить жертвы богам. Больше других он почитал Нь╦рда и говорил, что тот всегда помогал ему в плаваньях. Он стал большим человеком и владел городом. Люди его уважали. Так прошло пять лет. Тогда из Норвегии приплыл с Эцуром Норвежцем Сигурд, сын Орма, и его сестра Вестелиль. Он поселился у Скегги Мореплавателя и прожил там две зимы. Огге, сын Скегги Мореплавателя, посватался к Вестелиль, и они поженились. Скегги выделил Сигурду землю, и тот стал жить своим хозяйством. А у Огге и Вестелиль родились дети: сын Флоси и дочь Вальгерд. Она была красива собой, но крута нравом. Огге отдал ее на воспитание Сигурду, сыну Орма, и она жила у него на хуторе.
    Скегги Мореплаватель умер, и его похоронили в кургане. На поминальный пир съехалось множество людей. Там был и Торкель, сын Храфна Годи Фрейра, и его брат Эйрик, который весь праздник глаз не сводил с Вальгерд, и люди говорили, что теперь жди вскорости сватовства. Вальгерд была в тот день очень задумчива и долго шепталась в углу с Торфинном Колдуном, но о чем они говорили, никто не узнал. Так прошла зима, а в начале лета Эйрик посватался к Вальгерд. Огге, сын Снегги, был не против, но Сигурд, сын Орма, сказал, что пусть решает Вальгерд. А она отказала. Сигурд сказал, что так тому и быть, и что он скорее пойдет на распрю, чем поступит против воли Вальгерд. Эйрик был очень недоволен и сказал:
    - Знаю я, откуда ветер дует!
    Он садится на коня, берет копье и едет к Торфину Колдуну.
    Тот во сне узнал о поездке Эйрика и, выйдя из дома, стал ходить вокруг усадьбы и махать шкурой медведя. Встал тут большой туман, так что ничего нельзя было разглядеть. Да только от судьбы не уйдешь - Эйрик в тумане наткнулся на ограду Торфиновой усадьбы и видит, что кто-то идет вдоль ограды. Он метнул копье и попал в цель. Тотчас туман исчез, и Эйрик видит, что лежит у ограды Торфин, а в животе у него торчит копье. Эйрик вытащил копье и сказал:
    - Вот тебе твои нашептывания. И это еще мало тебе за твои отговоры Вальгерд!
    Торфин поглядел на него и сказал:
    - А вот тебе твое копье.
    И умер. А у Эйрика отнялись руки, и он едва добрался до дома. С тех пор руки у него не стали лучше, и его зовут Эйрик Сухорукий.

 

САГА О СНЕККОЛЕ

    Жил человек по имени Снекколь, а по прозванию Хрюм. Он был сыном Офейга Мясистые Ляжки, сына Асмунда Бычья Сила, брата Рогнхильд, второй жены Конунга Ингьяльда Кривозубого. Отцом Асмунда и Рогнхильд был Смурд Умный, который плавал в Бьярнию и Вульгарию, как об этом рассказывается в саге об Оттаре Лишенце. Снекколь жил вместе с отцом в Согне и слыл человеком достойным и недюжинной силы.
    В то время большое немирье было в Норвегии. Конунг Харальд Косматый, прозванный потом Прекрасноволосым, решил тогда подчинить себе всю Норвегию, как его об этом просила Гхода, дочь Эйрика, конунга из Хердаланда. Многим людям не нравились устремления конунга Харальда. Офейг Мясистые Ляжки и Снекколь были среди них. Они со своими людьми примкнули к Энунду Ярлу, сыну Ингьяльда Кривозубого. У них было две сотни людей, а у Энунда было еще восемь сотен и 20 больших кораблей. Вот плывут они к выходу из Согнефьорда и ночуют там. Утром Снекколь проснулся рано. Все остальные еще спали.
    Вот выходит он на берег и видит, что из тумана выплывают корабли и направляются прямо к ним. Снекколь спросил:
    - Кто вы и куда направляетесь?
    - Не далее этих мест, - ответил ему один человек и бросил в него копье, но не попал. Снекколь видит, что из тумана появляются еще корабли, и на переднем - стяг конунга Харальда. Он пускается бежать к палаткам и кричит, чтобы все вставали м брались за оружие. Поднимается большой переполох, люди Энунда ярла мечутся туда и сюда. а люди Харальда Конунга вышли на берег и убивают их, где придется. Энунд ярл видит на берегу человека и ему кажется, что это Харальд конунг. Он подбегает поближе и кидает в него копье и попадает ему в живот. Человек упал, а на Энунда ярла набежало много людей конунга и схватили его. Он спрашивает, был ли человек, в которого он попал, Харальдом Конунгом. Ему отвечают, что нет, это был Хакон Глина, один из людей конунга. Тогда Энунд говорит:
    - Значит, моя удача меньше, чем мне хотелось.
    - Достаточно велика неудача, - отвечают ему, - но теперь тебе ее не увеличить, - и они убили его.
    С обеих сторон гибло много народа, но когда убили Энунда Ярла, все его люди поняли, что удача на стороне Харальда конунга.
    Так пали многие знатные люди, среди них и Офейг Мясистые Ляжки.
    Снекколь и его 30 людей сумели убежать. Они столкнули на воду корабль, что стоял в стороне от ночлега и скрылись в тумане. Затем Снекколь поплыл на восток, в Вик, а оттуда в Англию. Там он жил в Йарвике 2 года и грабил английский берег. Они взяли много добычи и сильно разбогатели, но потом удача отвернулась от них и им пришлось бежать оттуда. Они поплыли на запад и приплыли на остров Зайн. Там тогда правил ярл Гудмунд сын Кетиля Покорителя Островов. Он был уже старый и любил слушать рассказы. Снекколь и его люди пришли к нему. Гудмунд ярл хорошо принял Снекколя и его людей, потому что слышал про его дела в Англии. Снекколь живет там зиму. Вот как-то сидит он сидит он в доме с Асбьерном, одним из людей Гудмунда, и они пьют пиво. Тут мимо дверей проходит девушка. Снекколь спрашивает Асбьерна:
    - Кто эта красивая девушка, что прошла мимо дверей? Я ее раньше здесь не видел.
    Асбьерн ответил:
    - Это Асню Красавица, моя воспитанница, дочь Торбьерна сына Скафти, брата Тордис, дочери Кетиля Покорителя Островов.
    Снекколь сказал:
    - Вот невеста хоть куда. Наверное, к ней уже кто-нибудь сватался?
    - Конечно, сватались, дружище. Но это дело не простое. Она, видно, очень разборчива, да и отец ее тоже.
    - Как бы там ни было, - сказал Снекколь, - вот девушка, к которой я намерен посвататься, и я хотел бы, чтобы ты поговорил об этом с Торбьерном и постарался добиться его согласия. Асбьерн соглашается поговорить с Торбьрном, на том и порешили. Торбьерн сын Скафти соглашается на брак, так как знает, чтоСнекколь богат и знатен. Но Торгрим Скряга, сын Торбьерга, который был там, говорит:
    - Сдается мне, отец, что не стоит тебе торопиться с решением, потому что люди говорят, что красив его род, но удача его истощилась.
    Тут Асбьерн говорит, что неплохо было бы спросить у самой Асню, по нраву ли ей жених. Послали за Асню. Она сказала, что Снекколь ей по нраву, и она не против этого брака, а надо сказать, что Снекколь был мужчина видный, очень высок и широк в плечах, волосы у него были длинные, вьющиеся, цвета воронова крыла. Он был умелым во всем, за что бы не брался. Торбьрн обьявил о помолвке и сказал, что за Асню он дает землю на Южном Мысу. Тут Торгрим сказал, что негоже делить одаль, и пусть жених добудет себе землю сам. Надо сказать, что Торгрим был совсем не рад помолвке между Снекколем и Асню, потому что сватал за нее своего побратима Торира Тюленя, но Асню отказала Ториру.
    Снекколь собрал своих людей и поехал на остров Майн. Там тогда никто не жил. Они приплыли в Длинный Фьорд и высадились на Песках. Снекколь обьявил эти земли своими и поставил дом на козлиной Горке напротив Песков. Там он жил до осени, а осенью поплыл на остров Зайн, чтобы сыграть свадьбу. Хозяйство на Козлиной Горке он оставил на Торфинна сына Халльдора, одного из своих людей.
    После того, как сыграли свадьбу, Снекколь собирался прожить зиму у тестя, но Торгрим Скряга подговорил Торира Тюленя, Свейна, сына Грани и Откеля Косого напасть на Снекколя, когда он поедет к Гудмунду ярлу на праздник середины зимы. Те так и сделали. Торир Тюлень кинул в него копье, но попал в коня, отчего упал и Снекколь вместе с ним. Тут они решили, что удача на их стороне. Они подходят к коню, думая, что Снекколь ранен, но тут он встает. Откель Косой был ближе всего к нему. Снекколь ударил мечом так, что отрубил ему низ щита вместе с ногой. Откель постоял на одной ноге и сказал:
    - Сдается мне, что твоя удача сильнее, чем о ней говорили.
    - Не тебе в этом сомневаться, - говорит Снекколь, а Откель упал и умер. Потом Снекколь ранил Торира и Свейна. После этого говорили, что Торир и Свейн потеряли столько славы, сколько приобрел Снекколь. Но после этого Снекколю пришлось поспешно уехать на Майн вместе с Асню Красавицей, потому что Откель был человеком Скегги Ярлова Брата, а тот слыл человеком мстительным и к тому же он никогда не платил виры. Они отплыли в самый канун середины зимы, в такую бурю, что их чуть было не пронесло мимо Майна. 
    Корабль Снекколя разбился, но люди все уцелели и добро сумели выловить. Они добрались до Козлиной Горки, всего 20 человек вместе со Снекколем и Асню и осели там. Снекколь нашел хозяйство в полном порядке и дал Торфинну сыну Халльдора в награду участок земли в Зеленом Ключе. Так прожили они в Козлиной Горке 5 лет и состояние их приумножалось, а на Зайне тем временем думали, что они утонули, потому, что Торольд Корабельный Мастер нашел на Южном Мысу дракона с корабля Снекколя. А потом приплыл на Майн Аудун Норвежец, и так узнали, что Снекколь и Асню живы. После этого слава Снекколя приумножилась, потому что он не платил виры за Откеля. У Снекколя и Асню были дети - 4 сына. Старшего из них звали Вигбьод Клюв, потом шел Атли, которого позже прозвали Черная Рожа, затем Греттир Ревун и Торвальд. Все они были понятливы и подавали большие надежды.
    Потом Вигбьода сожгли в доме фоморы, как об этом рассказывается в саге об Атли сыне Снекколя. Сам Атли погиб в Англии, когда был в морском походе. Греттир Ревун отличался нравом суровым и заносчивым. Он уехал в Норвегию и там стал дружинником конунга Харальда и сумел получить наследство Офейга Мясистые Ляжки, как говорит об этом в драпе Хескульд Мокрый Скальд. Младший сын Снекколя Торвальд был нрава тихого и скрытного. Он остался на Майне и жил вместе с Отцом. Он выучился законам и стал после отца законоговорителем на Майне. Снекколь прожил 60 зим, из них 30 на Майне. Он умер в своей постели и похоронен недалеко от хутора Козлиная Горка, в месте, которое теперь называют Снекколев Курган. Асню после его смерти осталась на Майне и жила вместе с Торвальдом на хуторе Козлиная Горка и была женщиной уважаемой.

Здесь кончается сага о Снекколе сыне Офейга Мясистые Ляжки.

 

ПРЯДЬ О ТРУППЕ СЫНЕ ХАМУНДА

Надо меньше пить!
Пить надо меньше!..
(популярная цитата из кинофильма)

    Жил человек по имени Сельмунд а по прозвищу Богач. Он был сыном Харальда, сына Асмунда, сына Котильбьерна из Мерка. Женой его была Ингунн, дочь Торира Тощего, сына Хельги Дыра На Заду. Сельмунд был дружинником Кетиля Покорителя Островов и плавал с ним повсюду и сильно разбогател. Он поселился с Кетилем на острове Зайн и построил себе большую усадьбу на Лежбище. У них с Ингунн были сыновья. Старшего звали Стейн, а младшего Сигтрюг.
    Оба они были люди крепкие, собой видные, и подавали большие надежды. Но, как говорят, Стейн очень любил деньги и всего больше предпочитал смотреть за хозяйством, а Сигтрюг был нрава доброго и простодушного, люди его любили и называли Сигтрюг Простак. Они жили вместе с отцом на его хуторе Сельмундов Склон до самой его смерти. Стейн был тогда уже женат на Скроппе, дочери Торстейна, сына Хамдира, а Сигрюг все ходил холостяком. Вот умер Сельмунд Богач, и сыновья погребли его в кургане. После поминального пира Стейн говорит Сигтрюгу, что, мол, пора бы поделить наследство. Он спрашивает:
    - Что ты предпочитаешь, делить или выбирать?
    Сигтрюг сказал, чтобы Стейн делил, а он лучше будет выбирать. Стейн поделил так, что ему досталось все хозяйство и земля, а Сигтрюгу - корабль Сельмунда "Старый Вепрь" и его оружие, а было там доброе копье по прозванию "Шило побоищ", украшенное серебром и рунами. Люди нашли, что Стейн не очень-то честно обошелся с братом, и с тех пор его стали звать Стейн Жадный До Наследства.
    Стейн остался жить в Сельмундовом Склоне, и остается сказать, что сыном его был Торкель, отец Альвхейд, жены Асгрима Доброго Бонда брата Хамунда Сына Хрольва, сына Ерунда Дровосека.
    Сигтрюг же в тот же год отплыл с Зайна и прибыл в конце лета в Норвегию. От поехал к конунгу Харальду и сделался его дружинником. Конунг очень любил Сигтрюга и говорил, что если бы Сигтрюг не был так простоват, то он несомненно был бы выдающимся человеком, каких мало сыщется на островах. Харальд конунг сосватал за Сигтрюга Хильдигерд, дочь Гунлауга, сына Эгиля Хвастуна. У них родился сын, которого назвали Торгильс, а люди называли его Недоумком, потому, что он унаследовал от отца только его простоту и был дурак дураком. Сигтрюг прожил в Норвегии 10 лет, а потом перебрался на остров Майн. Там он продал корабль и поселился в Низинах в хуторе, который купил у Снекколя Хрюма и который звался Вигбьедово Жилье. Он высватал за Торгильса Недоумка Ауд Мастерицу, дочь Гейра Тренда. Она была недюжинная женщина и хорошего рода, хоть и обедневшего. Сестрой ее была Катла, побочная жена Торбьрна Годи. У Торгильса и Ауд были дети. Старшим был сын, его звали Йормунганд, и все очень дивились, что это взбрело на ум Торгильсу так обозвать сына. Называли его также Медведь, поскольку он больше всего любил спать и, случалось, спал всю зиму, просыпаясь только для еды. Дочь Ауд и Торгильса звали Альвдис. Она была женщина умная и умелая, все у ней спорилось, за что бы она ни бралась. Люди говорили, что Альвдис, несомненно, станет недюжинной женщиной, а Йормунганд пошел в отца. И осталось рассказать про Йормунганда Медведя, что он поехал в Норвегию, но не смог там ужиться и поехал дальше на восток, в Швецию. Там он выучился кузнечному ремеслу и нашел себе жену - Хель Злоязычную, называемую также Добронравной. Кто были ее родители, не рассказывается, но в народе называли ее "полуфиннкой". Она слыла большой колдуньей. У них с Йормунгандом было трое детей, все они жили на Майне в хуторе Змеиная Горка.
    А Альвдис Торгильс отдал замуж за Колльскегга Задиру, сына Скаллагрима с острова Дайн. Это был человек неродовитый, но суровый и решительный, и мало осталось в живых людей, которые чем-то оскорбили его. Он переехал к Торгильсу Недоумку в Вигбьедово Жилье и стал смотреть за хозяйством.
    Торгильс под старость стал совсем глупым, и все находили, что более странного человека не сыскать на всем острове. Как-то раз Альвдис проснулась и слышит, что кто-то вошел в пристрой, где висели сети. Она встает и видит, что из пристройки выходит Торгильс, и в руках у него снасти и весла. Альвдис спрашивает, куда он собрался. Торгильс отвечает:
    - Не женского это ума дело. Впрочем, скоро все узнают, куда я ходил, но не раньше, чем я вернусь с рыбной ловли.
    Альвдис говорит:
    - Ложился бы лучше спать, отец. Лосось уже прошел, а сельдь еще не появилась. Если же тебе хочется рыбы, то пошли работников, а сам ты уже стар.
    Торгильс отвечает, что мол, у него достанет силы не только на сельдь, и теперь он намеревается поймать рыбу покрупнее.
    - И всяк скажет, сколь велика моя удача, когда я принесу домой Змея Йормунганда.
    Альвдис видит, что он совсем рехнулся. Она бежит в каморку, где они спали с Колльскеггом и будит его. Он очень недоволен. Она говорит ему, чтобы он встал и сделал что-нибудь, пока Торгильс не уплыл в море и не погиб там вместе с лодкой. Колльскегг сказал, что Торгильс уже не мальчик и сам знает, чего хочет, а что он дурак, так горбатого могила исправит, а он лучше будет спать. Так Альвдис ничего и не добилась, а Торгильс Недоумок уплыл в море и больше его не видели. Некоторые говорят, что он все-таки зацепил Змея на крючок, он мало кто в это верит, и тех, кто так говорит называют "Недоумковы рыболовы".
    Колльскегг Задира выкупил у Йормунганда Медведя его долю в наследстве и зажил в Вигбьедовом Жилье как прежде. У них с Альвдис были дети. Старшего звали Колль. а младшего Ньяль.
    Колль был нрава тяжелого и сурового, он с детства хорошо владел оружием и никому не спускал обиды. Люди говорили, что он весь в отца. Ньяль был более мягкого нрава, но тоже за словом в карман не лез, да и ножны меча редко завязывал. Он еще любил лазить на скалы за птичьими яйцами, и люди прозвали его Ньяль Скалолаз.
    Жил человек по имени Хамунд, а по прозвищу Добрый Бонд. Он был братом Оттара и Асгрима, сыном Хрольва Отца Добрых Бондов, сына Ерунда Дровосека. Его женой была Герд, дочь Ульва, сына Эйрика из Сконе. Сыном их был Трупп. Он был юноша крепкий и собой видный и подавал большие надежды. Вот как-то раз на празднике середины зимы был большой пир в Низинах у Добрых Бондов. Колльскегг и Колль с Ньялем тоже были там. Было много пива. В самый разгар празднества встает Трупп и говорит, что не позднее этого  лета он поедет в Норвегию и станет дружинником Харальда Конунга. А когда он вернется, то никто не скажет, что слава его невелика. Он спросил, кто поедет с ним за море. Тут встает Колль сын Колльскегга и говорит:
    - Я поеду с тобой и пусть люди назовут меня лжецом и трусом, если моя слава будет меньше твоей.
    На том и порешили. Летом Трупп и Колль отправились в Норвегию на корабле Эцура Норвежца и добрались без помех. Там они пошли к конунгу и попросились в его дружину. Тот принял их, и они 3 года плавали с конунгом повсюду. Трупп и Колль сильно сдружились и всегда ходили вместе. С ними были также Ральх Кот сын Хьярриди и Ингвар сын Торарина. Они стали товарищами (felagi) и плавали на корабле Ингвара в Тускланд и Данию. Так прошло еще 3 года. Трупп встретил как-то в Хедебю Эцура Норвежца и узнал, что отец его, Хамунд, погиб, как рассказывается об этом в саге о Добрых Бондах. Он рассказал об этом Коллю, Ральху и Ингвару и пригласил их на Майн. Те согласились. На следующий год они отплыли из Трондхейма и пристали в устье Длинного Фьорда. Трупп сразу поехал домой и получил свою долю наследства. Колль и Ральх поехали в Вигбьедово Жилье и стали жить там. И осталось рассказать про Ингвара, что он тем же летом посватался к Асгерд дочери Торрода, сына Одда Копейщика и на праздник середины зимы они поженились. Ингвар стал вести хозяйство в Хрутовой Гари. Он разобрал корабль и построил дом взамен сгоревшего. Он хорошо хозяйствовал и дела у него пошли на лад. Вся скотина у него была будто о двух головах. Люди называли его Ингвар Приобретатель. У них с Асгерд были дети.    Сыновей звали Гейр и Гицур, а дочь - Гудрид. Все они были люди достойные и подавали большие надежды. 
    Теперь следует рассказать о том, что Колльскегг, сын Скалллагрима состарился, но не желал умереть в постели. Он отправляется на остров Дайн и вызывает на бой Торхалля сына Гьюки с Побережья, давнего недруга их семьи. Они уговорились биться на Тюленьем Мысу, где Снекколь Хрюм убил Откеля Косого и ранил Торира Тюленя и других. Они бились там один на один, и обоих нашли после мертвыми. Никто не дознался, кто добил их раненых, но что их добили, было ясно всем. Ведь Колльсегг и Торхалль бились мечами, и Кольскегг разрубил Торхаллю бок, а Торхалль отрубил ему правую руку с половиной щита. А на трупах были также раны, нанесенные копьем, и пропал меч Колльскегга, доброе оружие. Торхалля и Кольскегга похоронили там же на Тюленьем Мысу, недалеко от кургана Откеля Косого, и теперь это место зовется Курганы.
    Так прошло лето, а в начале зимы Трупп сын Хамунда посватался к Тордис, дочери Храппа Рыжая Борода, сына Сварта Вольноотпущенникова сына. Сватать ее ездил Эйрик сын Оттара, двоюродный брат Труппа, а также Колль сын Колльскегга и Ральх Кот. Свадьбу сыграли в конце зимы, в Полянах, хуторе Труппа сына Хамунда. Был большой пир и сьехалось много народу. Тордис перебралась в Поляны и стала вести хозяйство.
    Так проходит зима. Весной народ стал собираться на тинг. Люди из Низин, а также Колль сын  Колльскегга сьехались на хутор Храппа Рыжая Борода и собирались ехать дальше на тинг вместе. Вот сели они вечером пировать, и Трупп достает мех с вином из Тускланда. Все много пили и сильно захмелели. Вот Трупп сын Хамунда и Колль сын Колльскегга выходят на двор и идут за хутор к обрыву. Оба были сильно пьяны. Трупп говорит:
    - Не встречал я человека, который был бы мне большим другом, чем ты, Колль. И я хочу, чтобы наша дружба была еще крепче, - и он предлагает Коллю побрататься. Тот соглашается. Вот идут они на горку над самым обрывом. У Труппа был с собой меч и мех с остатками вина, а у Колля копье "Шило Побоищ", которое досталось ему от деда. Трупп режет полоску дерна, а Колль хочет подставить копье.
    Но Трупп был очень пьян и дерн у него в руках оборвался и упал  Коллю на голову, так что его всего засыпало землей. Колль говорит:
    - Сдается мне, что невелика честь брататься с человеком, который и дерна-то отрезать не умеет. И хоть мы с тобой товарищи, я тебе напомню, что сказано у Хескульда Мокрого Скальда:

Скверно хромым быть,
Тяжко - увечным,
Но быть неумехой -
Всего позорней!

    На это Трупп говорит:
    - Сдается мне, что кое-кто тут позволяет себе лишнее. Хоть мой отец и прозывался Добрым Бондом,а не Задирой, как твой, но в нашем роду не принято спускать обиды.
    И он выхватил меч и хотел ударить Колля в грудь. Но Колль отскочил и метнул в Труппа копье "Шило Побоищ". Это было доброе оружие. Оно пробило Труппа насквозь, так что наконечник выскочил у него из-под лопатки. Трупп ничего не сказал и сразу умер. Его тело упало с обрыва и осталось лежать на песке. А Колль тут же лег в ямку, накрылся дерном и уснул. Он был очень пьян и даже не понял, что произошло.
    И осталось рассказать, что на хуторе их скоро хватились и пошли искать. Так как все были очень пьяны, то Колля не обнаружили. Труппа же нашел Храпп Рыжая Борода и вытащил из него копье.Вот как это было.
    Храпп шел под обрывом и искал Колля или Труппа. Он был сильно пьян и не смотрел под ноги. Вот он идет и натыкается лицом на древко копья, которое торчало в груди у Труппа. Он сказал:
    - Странные деревья растут здесь на берегу, - и потянул за древко. Копье выдернулось из тела и осталось у него в руках.
    Храпп пошел было дальше, но споткнулся об тело и упал. Он стал громко ругаться и к нему сбежался народ. Все увидели, что Храпп сидит возле тела Труппа и держит в руках копье. Эйрик сын Оттара сказал:
    - Ты, Храпп, верно, лучший тесть из всех островитян - прежде всех родичей берешься мстить за зятя.
    Тут Храпп сразу протрезвел и велел тащить Труппа в дом, а там, мол, разберемся, кому мстить и за что. Они принесли Труппа в дом и опознали копье. Храпп закрыл Труппу ноздри и послал человека к Тордис, сообщить, что она овдовела. Они ждут целый день, но никто не заявляет об убийстве. Тогда Эйрик сказал, что это M0RD, и что убийца не может откупиться вирой, и обьявил об иске против Колля сына Колльскегга.
    Колль в это время спал под дерном и проспал до утра следующего дня и никому не сказал об убийстве. Потом он выбрался из-под дерна и пошел на хутор Храппа. Храпп и родичи Труппа уже уехали оттуда. Работники Храппа рассказали Коллю, что здесь было, и он сказал:
    - Верно, чему быть, тому не миновать. Но всего больше я хотел бы, чтобы всего этого не случилось.
    И он отправился на домой, а на тинг не поехал. С тех пор его прозвали Колль Убийца.

Здесь кончается сага о Труппе сыне Хамунда.