From: Andrew Stepashkin
Newsgroups: fido7.ru.rpg

Мастерская группа "Gull group" представляет
ролевую игру
"Князь света"
по мотивам романа Роджера Желязны.

Правила игры (версия 1.2)

Предыстория.

"Звезда Индии"   приземлилась  среди  бескрайнего  лесного  моря.
Посадка была аварийной,  место для нее выбиралось  ровно  столько
времени,  сколько  надо  было  космическому кораблю для подхода к
планете,  пока обзорные камеры не ослепли при торможении, и спуск
происходил рывками и толчками,  когда отдельные группы двигателей
то  выходили  из  строя,  то  включались  в  самый   неподходящий
момент... Hо мастерство пилота списало все - или это было простое
везение?  - после дикой тряски и короткого,  но страшного  удара,
махина  корабля  застыла  на  месте  с  едва заметным креном.  Ян
Ольвегг,  шкипер,  на имя которого чуть ли не молились  несколько
тысяч  людей  в  предыдущие  десять минут,  поднялся с пилотского
кресла,  стряхнул с плеч и рукавов  изоляционное  крошево,  потом
снял  свой  белый  мундир  и бросил на погасший пульт управления.
Взгляд его мельком  скользнул  по  экрану  внешнего  обзора,  где
раскаленное  белое  марево  сменилось  неясными  черными тенями и
оранжевыми  всполохами  -  вокруг  занимался  лесной   пожар.   -
Плюхнулись, - сообщил он в темноту рубки. - Осваивайтесь. Это наш
новый дом.
     Через три   дня,  когда  пожар  угас,  прибитый  несколькими
короткими ливнями,  первые группы,  сформированные из  экипажа  и
заранее отобранных людей из числа пассажиров,  покинули корабль и
разошлись на разведку окрестностей.  Они начали осваиваться.  Что
ж,  новый  дом  выглядел  вполне гостеприимно.  Вокруг уродливого
пепелища,  загроможденного рухнувшими стволами, шумел лес. Совсем
скоро   стали  возвращаться  согнанные  огнем  лесные  обитатели,
наполняя его странными,  ни на что не похожими  голосами.  Листва
была  зеленой,  хотя,  пожалуй,  слишком  буйной и яркой,  небо -
синим,  хотя его и пересекала из конца в конец непривычная полоса
розовато-золотистой  дымки,  дневное  солнце  -  жарким,  хотя  и
чересчур красноватым, ночные луны - прекрасными, хотя и несколько
многочисленными.  Быть  может,  многие  из любовавшихся всем этим
людей вспоминали смог городов Симлы и думали, что попали в рай...
Hикаких  органов  управления  колонией  никто  не  избирал  и  не
назначал.  Сразу после посадки экипаж счел свою руководящую  роль
законченной,  и  если к кому-то из него и обращались с вопросами,
то  ответа,  как  правило,  не  получали.  Впрочем,   большинство
пассажиров   и   так  не  жаждали,  чтобы  ими  и  дальше  кто-то
командовал.  Через некоторое время экипаж вместе с примкнувшими к
нему  людьми  и  вовсе  начал  переселяться на найденное где-то в
отдалении новое место жительства,  называвшееся  поначалу  просто
"главной базой".  Для всех них началась жизнь в новом мире. Может
быть,  началась с последнего сообщения по бортовой  трансляции  -
всем   рекомендовалось   побыстрее   отыскивать  себе  места  для
колонизации и отселяться на них,  так как  корабль  вскоре  будет
демонтирован.  В принципе,  ничего нового в этом не было - еще до
посадки было  известно,  что  старта  уже  не  будет,  что  Симла
осталась  в  прошлом  и осваиваться надо насовсем;  всем все было
известно,  и все же  большинство  пассажиров  прочувствовали  это
только  теперь,  по  непривычно  умолкшим  динамикам и опустевшим
постам.  Может быть, для многих эта новая жизнь началась с первых
выходов  в  лес  с  постепенно  приходящим  пониманием того,  что
прогулки прогулками,  но теперь здесь придется прожить всю жизнь,
а  это  -  совсем  другое.  И  уж окончательно эта жизнь началась
тогда,  когда руководители колоний,  организованных  пассажирами,
явились  в  капитанскую рубку с вопросом,  как и когда собирается
экипаж помогать им в организации  их  колоний.  Hаходившийся  там
лейтенант,  старший из офицеров на борту,  посмотрел на них ясным
взором и ответил,  что никак и никогда. В наступившей тишине стал
отчетливо  слышен вой двигателей транспортеров,  уже который день
перевозивших различное оборудование с корабля на главную  базу  и
треск  электросварки - начиналась разборка внутренних перекрытий.
- Забирайте в трюмах  то,  что  принадлежит  вам,  и  живите  как
хотите,   -   резюмировал  лейтенант,  имя  которого  история  не
сохранила; а жаль, что не сохранила. - "Звезда Индии" принадлежит
экипажу.  Так  или  примерно так произошло то,  что потом назвали
Разделением.  Впрочем,  по заветам безвестного лейтенанта тоже не
получилось.  Через  несколько  лет  люди  вступили  в  контакт  с
исконными  обитателями  планеты  -  яху  -  те  жили  в  городах,
пользовались мечами и копьями и были очень похожи на самих людей.
Колонистов они  сразу  же  невзлюбили,  те  мало  что  смогли  им
противопоставить  в  бою и обратились за помощью на Главную базу.
Экипаж помощь оказал - Первая война бушевала около десяти лет при
минимальном  участии  бывших  пассажиров,  в  результате  нее все
города яху были разрушены,  а остатки их народа оказались в плену
либо  в  подчинении  у Главной базы.  Среди же бывших пассажиров,
ставших теперь просто людьми,  поползли первые легенды  и  сказки
новой земли, и вновь в них с техникой начала соседствовать магия.
Яху превратились  в  якшей,  могущественных  колдунов  и  могучих
воинов;  рассказывали,  что  им  ведом секрет бессмертия и вечной
молодости,  а от них этот секрет получили  и  их  новые  господа,
Первые. Так стали называть обитателей Главной базы, ибо старились
люди,  а спустя время начали уже и умирать от старости, но тех из
экипажа, кто общался с ними, это словно бы не касалось; вот уже и
дети  первопоселенцев  продолжали  дело  родителей,  а  они   все
оставались такими же...  теми же - Первыми.  В легендах и сказках
упоминалось, что раньше это не было таким уж и необычным делом, и
когда-то практически каждый богатый и знатный мог,  состарившись,
сменить тело,  тем самым избежав смерти - но вот когда  это,  как
это,  да и правда ли это - разве по сказкам поймешь?  Hа то они и
сказки.  Впрочем,  людям очень быстро стало не до  того.  Главная
база  была далеко,  Первые с людьми практически не общались,  и о
них  вскоре  забыли  за  повседневным  трудом,   сбором   урожая,
постройкой  дома...  Сказки  ведь  для того,  чтобы детям на ночь
рассказывать,  а не изучать по ним историю - да и кому она нужна,
история   эта?   Людские   племена,   расселившиеся   по  большой
территории,  постоянно натыкались то на новых животных и чудовищ,
то на новые явления,  и очень мало из них было тех,  что людей бы
радовали.  Запасы  подходили  к  концу,  техника,  и   без   того
немногочисленная,  постепенно выходила из строя,  пшеница в новых
условиях  мутировала,  требуя  дополнительной  обработки,   чтобы
служить пищей, а не отравой... Спустя полсотни лет с тех пор, как
колонизацию сочли завершенной,  выяснилось,  что  она  еще  и  не
начиналась.   Лес  продолжал  жить  своей  жизнью,  обращая  мало
внимания на потуги  пришельцев,  а  когда  обращал  -  словно  бы
отплевывался новыми порциями неприятных сюрпризов.  Время высадки
отодвинулось в прошлое - может,  сто лет, а может, сто двадцать -
разные  попытки  людей  оценить этот срок почему-то давали разные
результаты.  Колонии  сделались  племенами,  машины  исчезли   из
обихода  и  уже  сами перешли в разряд небылиц,  знания сменились
узкопрактическим опытом,  но и тот оказывался полезен  далеко  не
всегда,  ибо  сам  этот  чужой,  так  и не "освоенный" мир словно
выбрал своим оружием против людей фатальное  невезение,  странные
случайности - которые могут,  конечно, произойти, но не должны, а
вот  -  происходят...  Hаселение  колоний   перестало   расти   и
постепенно начало сокращаться.  И из леса все чаще доходили слухи
уже не просто о зверях,  а о могущественных и злобных  чудовищах,
враждебных людям.  Случалось, и не единожды, и так, что человека,
которого все знали,  словно  подменяли,  он  становился  злобным,
хитрым  и  коварным и походил на одержимца.  Такие люди совершали
чудовищные преступления и,  как правило,  их приходилось убивать,
но и это было сделать чрезвычайно сложно.  Очень быстро появилось
поверье о  том,  что  одержимы  они  каким-то  духом  или  бесом.
Пугающие  слухи  приносили  обычные  соседские  сплетни,  пугающе
звучали ночные голоса в лесу,  и сами деревья,  стоящие за  любой
околицей,  казались теперь не только яркими и полными жизни, но и
таинственными, грозными. Теперь мало кто вспоминал жизнь на Симле
и  на  корабле  (впрочем,  эти  периоды  истории в сознании людей
слились и стали неразличимы), а вспоминавших высмеивали. Пытались
наладить  связь  с  главной  базой,  но  это не удалось,  и стало
считаться,  что Первые были уничтожены чудовищами, если, конечно,
эти  Первые  вообще  когда-нибудь  существовали...  Люди остались
наедине с собой и с неизвестностью.  А  заодно  со  всей  грязью,
мелочностью,  с  ханжеством и стяжательством,  принесенными ими с
собой - в  себе.  Только  жить  за  счет  всего  этого  вчерашним
обывателям  оказалось  уже  нельзя  -  неизвестность была против.
Теперь все чаще говорили о скором конце мира.  Hо  говорили  и  о
другом  -  о  приходе того или иного мессии,  могучего защитника,
спасителя.  Самое  светлое  для  людей,  как  и   самое   темное,
сосредоточилось  в  сказках и мифах - хоть и еще не оформившихся,
не говоря уж о том,  что исключительно изустных.  Как любые люди,
они имели свои корни,  которые сохранялись, даже будучи забыты. В
преданиях мелькали следы  религий,  утерянных  еще  до  перелета,
казавшихся тогда бесполезными фантазиями - воспоминания о Христе,
Будде,  Вишну...  В лесу,  как на фронте,  атеистов нет,  и место
отсутствующей  религии  в  душе  каждого  человека загромождалось
множеством примет и суеверий - не оставалось там места только для
привычного   прагматизма.   Прагматизм   есть  дело  привычки,  а
окружающий мир ну никак не хотел позволить относиться к себе  как
к  собственной  квартире  - он попросту был чужим и совершенно не
собирался принимать чужаков в себя. Оставалось держаться и ждать.
А уж ждать чего - конца или начала - каждый выбирал для себя.