Краткая хронология.

Летоисчисление.

В году 300 дней, 10 месяцев по 30 дней.

Месяцы:

ОСЕНЬ

Дождь

Туман

ЗИМА

Иней

Мороз

Тростник

ВЕСНА

Ручей

Трава

ЛЕТО

Цветок

Солнце

Облако

 

I-я эпоха.

139 год - рождение Донварта Рута (Ручей, 18).

II-я эпоха.

1 год - объединение пяти северных великих княжеств (Льяка, Цоэнк, Этрол, Маргос, Тэол). Образование королевства Мирта, или Серебряного княжества, со столицей в Мирлее, бывшем городе - парке Великой Леди Цоэнк. Первый король Мирты - Донварт Рут, Пророк, называющийся отныне Мирдинг, Серебряный Князь (коронация произошла 3 дня Цветка).

5 год - попытка первого дипломатического контакта с гномами. Удачная.

6 год - заложение города Вайранта. Издание первого "Гражданского Кодекса". Появление первых храмов Веер.

11 год - заключение "Договора о дружбе и торговле" с империей Винд-Оверд. Первый контакт с хельдами.

13 год - торговый договор с хельдами. Освоение Светлых Вод. Первые волнения южных княжеств.

15 год - восстание дворян на территории бывшего княжества Тэол (Северо-запад Мирты). Восстание подавлено без кровопролития. Поправки в "Гражданском Кодексе", касающиеся роли храмов в системе госуправления.

18 год - появление церковных налогов. На юге затишье. Население Вайранта превысило 10 000 человек.

20 год - свержение власти Пророка (Дождь, 24) войсками южных княжеств Леомранд и Дун. Мирлей разрушен до основания, большинство жителей перебито. Пророк задушен, вся семья, кроме старшего сына Донварта Сидкинта, перерезана. Донварт исчез. Дарио, князь Леомранд, объявляет себя королем Мирты (Туман, 21). Разрушение храмов, убийства служителей.

Сидкинт объявляется в Вайранте и спешно набирает ополчение для борьбы с Дарио. Народ недоволен новым королем. Массовые беспорядки предвещают революцию.

Войска княжества Дун, посланные в Вайрант для подавления бунта, в полном составе переходят на сторону Сидкинта (Иней, 21).

Ополчение Сидкинта (около 12 000 человек) выступает в поход на столицу княжества Леомранд - Рысятаку, с некоторых пор ставшую столицей Мирты. Первая крупная стычка на Синих Холмах (Мороз, 14). Армия княжества разбита. Потери восставших - около 600 человек убитыми и ранеными.

Сидкинт у стен Рысятаки (Тростник, 3).

Сопротивление войск, оборонявших город, сломлено. Вся семья Леомранд взята в плен, привезена на главную площадь разрушенного Мирлея и торжественно казнена. Медленно. (Тростник, 18).

Сидкинт объявляется королем Мирты (на этот раз объединенной окончательно, так как княжества Леомранд и Дун перестали быть суверенными государствами и вошли в состав королевства) (Тростник, 20).

21 год - заложение нового города - мемориала Мысль-Сада недалеко от Мирлея (восстановление столицы идет полным ходом). В новый город будут привезены святые мощи Донварта и основателей первых Храмов.

22 год - рождение Ларта и Риката Мирдинг, сыновей Сидкинта. Окончание реставрации королевского замка в Мирлее. Первые набеги западных варваров. Первое празднование Дня Пламенной Революции в честь победы над тиранией Леомранда (Тростник,6).

24 год - рождение Вендикта Мирдинг. Смерть первой жены Сидкинта - Марии.

26 год - закончена постройка основных мемориальных комплексов Мысль-Сада. Сидкинт женится на дочери бывшего князя Тэол Лесте (Цветок, 29).

29 год - закончена реставрация Мирлея. Население города стабильно растет. Храмы вновь отстроены.

31 год - рождение Латоры Мирдинг.

32 год - рождение Ламдэйта Мирдинг.

32-48 год - Серебряный Век. Стабильное развитие экономики (в основном в области расширения возможностей мелких коммерсантов - дворян), упрочение влияния Пяти Храмов на светскую жизнь граждан королевства, хорошие урожаи, спокойствие, порядок. Главная проблема - редкие, но опустошительные набеги варварских племен Загорья. На фоне общего благосостояния и процветания - мелочь.

48 год - смерть Сидкинта Мирдинг (Тростник, 6). Старшие сыновья - близнецы Ларт и Рикарт делят Мирту на западную и восточную область (Запад - Ларту, Восток - Рикарту). (Тростник, 29).

53 год - Рикарт обвиняет Ларта в убийстве Сидкинта (Облако, 10). Доказательства убедительны. Народ Запада ропщет. Ларт пытается собрать дворянское ополчение, дабы по-братски разрешить возникшее недоразумение, однако из-за путаницы с присягами (дворяне присягали только правителю всей Мирты) у него ничего не выходит. Все друзья и сподвижники (даже горячо любимый младший брат Вендикт) покидают его. Обдумав свое положение, он пришел к выводу, что надо мириться. Ларт слагает с себя королевские полномочия и передает скипетр Запада (по решению жрецов всех храмов скипетр короля Мирты отходит владыке Запада, а корона - владыке Востока) Рикарту. (Облако, 18). Рикарт - король объединенной Мирты. (Облако, 23). Ларт умирает от алкогольного отравления (Облако, 30). Сын Ларта Лент исчез.

55 год - Вендикт официально заявляет о том, что он является наследником Ларта и хозяином Запада. Предъявленное им завещание признано поддельным. Вендикт оскорблен. По возвращении в свое баронство (расположенное на месте современного баронства Мая) он созывает свои отряды, набранные из солдат удачи (около 3 000 человек) и предпринимает попытку взять штурмом столицу. Попытка не удалась. Вендикт погиб. (Ручей, 8). Его отряды после смерти предводителя отступили к Вайранту. Вели их Ламдэйт и Латора, младшие дети Сидкинта. По договору с Вендиктом в случае успешного свержения Рикарта один из них получает территорию бывшего княжества Леомранд, другой - земли на Востоке, что между Раваей и Рысей.

Остатки войска восставших берут штурмом Маджок (Трава, 16).

Ссора между Латорой и Ламдэйтом, после которой Ламдэйт покидает город с небольшим отрядом пеших войнов, а Латора спешно укрепляет город и сколачивает ополчение из местных жителей. Желающих мало.

56 год - королевские войска взяли Маджок. Латора убита. Ламдэйт Мирдинг творит в Вайранте "большую политику", иначе говоря, заручается военной поддержкой сильных мира. Разумеется, если Ламдэйт воссядет на престол, то они получат крупные земельные владения (они - это будущие бароны Альвадор, Мая и Тэол и будущий герцог Ангрест). Самые крупные отряды предоставили Меар Ангрест, владелец всех крупнейших сталелитейных цехов юга Мирты, и Морвий Тэол, бывший князь Тэол. С их помощью войско Ламдэйта выросло до шестнадцати тысяч человек. Против королевских пятидесяти. Не густо.

57 год - битва на Несветле (Туман, 2). Передовой отряд войск Рикарта попал в хитроумную ловушку (во время атаки перед строем королевской кавалерии сработали пороховые бомбы; многие умерли на месте, остальных обезумевшие кони понесли назад, на отряды пеших лучников и копейщиков). В результате почти тридцать тысяч войнов полегли до последнего человека, а войско Ламдэйта, отделавшееся легкими царапинами, двинулось на Рысятаку.

Сражение у Оэрэ. Рогх Альвадор с отрядом в две тысячи элитных пикинеров разнес в пух и прах (иначе не скажешь) отряды левого крыла королевской армии численностью в пять или шесть тысяч человек (Мороз, 26).

Меар Ангрест берет Рысятаку (Солнце,9).

58 год - сражение на Синих Холмах (место, видимо, удобное). Королевское войско (остатки, чуть больше пяти тысяч) окружено, побито и почти в полном составе сдается в плен. Среди пленных - сам Рикарт Мирдинг. Великодушный Ламдэйт прощает его и оставляет в живых. (Мороз, 11). Ламдэйт входит в Мирлей (Тростник,1). Официальное окончание Войны Скипетра (с 53 по 58 год). Ламдэйт коронуется (Тростник, 6). Рикарт отрекается от прав на престол и присягает Ламдэйту. При раздаче земель барона Альвадор явно обделили, а Меара Ангрест - явно облагодетельствовали. Рогх обижен, Меар счастлив. Ламдэйт назначает его верховным советником, правой рукой королевской особы (Тростник, 8).

60 год - Ламдэйт умирает от хронической болезни (размягчение костной ткани). Новый король - сын Ламдэйта Лодварт (Цветок, 22). Бразды правления фактически находятся в руках Меара Ангрест и вдовы Ламдэйта Глории, поскольку Лодварту только девять лет.

68 год - Глория казнена по обвинению в растрате и государственных преступлениях, причем в знаменательный день. День семнадцатилетия Лодварта (Мороз, 1). Меар, однако, остается советником и даже другом (!) короля.

70 год - учреждение Государственного Совета (две палаты: консерваторы во главе с Меаром и реформаторы во главе с Лорамтом, сыном Рикарта) (Облако, 14). Новая экономическая политика, дающая большую свободу кланам и мелким предпринимателям - дворянам. Возникновение идеи о централизации церковной власти. Начало строительства Храма всех Богов в Мысль-Саде.

73 год - первый собор жрецов всех Храмов в Мысль-Саде. Впервые проведены выборы главы всей храмовой структуры Мирты - Хранителя. Рука Судьбы указала на Эльзеарда, верховного Жреца столичного Храма Ханвеста (Солнце, 10).

Открытие первой официальной Школы Магии в Маджоке.

74 год - открытие Школы Магии в Рысятаке.

75 год - второй собор жрецов в Храме всех Богов. На повестке дня вопрос: что же делать с магами? После трехдневных обсуждений и бесед с Богами теоры Пятицветья постановили: ждать.

Рикарт удушен в собственной кровати неизвестным злоумышленником (Иней, 30).

76 год - третий собор жрецов в Храме всех Богов. Установление четкой иерархической лестницы, определение направления деятельности Храмов. Введение официального общедоступного храмового обучения.

79 год - Лорамт задран диким кабаном во время охоты.

80 год - четвертый собор жрецов в Храме всех Богов. Установление механизма собора Ордена Крылатого Огня, иначе говоря - организации по борьбе с очень-очень чрезвычайными ситуациями.

81 г. √ случайная смерть Лодварта от рук кузнеца, мужа любовницы короля (Иней, 15). Меар объявляет о своих претензиях на престол (Иней, 28). Меар Ангрест коронуется (Тростник, 13). Расформирование Верховного Совета. Создание двухпалатного парламента.

82 г. √ смерть дочери Лодварта Мениты. Роскошная панихида.

83 год √ Рука судьбы вновь указала на Эльзеарда.

85 год √ создание школы магии в Мирлее.

Созыв ордена Крылатого Огня для борьбы с засильем "еретиков и фанатиков", иначе говоря, √ магов и их сподвижников.

Первые погромы.

86 год √ сектанты не сдаются без боя. Объявлен набор дворянского ополчения.

86-89 год √ сотни погромов магических школ и гильдий на всей территории Мирты. В вину магам кроме вольнодумства и ереси ставится еще и насылание чумы (эпидемия началась в середине 88 года). Города пустеют, люди умирают, и только теоры Пятицветья молитвами побеждают болезнь.

89 год √ спад активности в борьбе с магами. Все крупные оплоты еретиков разрушены, все идейные

вдохновители сожжены на кострах, но кое-где все же сохранились рассадники заразы. Для их выявления и планомерного уничтожения были созданы специальные комиссии по анализу общественного мнения.

Охота на секты продолжается.

90 год √ последняя представительница клана Мирдинг Меадола, дочь Рикарта, исчезает неизвестно куда. С ее исчезновением клан фактически перестает существовать.

93 год √ выборы Хранителя. Новый Хранитель √ Феларра, Жрец Рафдарты. Эпидемия чумы сходит на нет.

Первая реформа Хранителя √ роспуск Ордена Крылатого огня и создание на базе храмов Ханвеста и Шамона нового постоянного государственного органа √ Святой Инквизиции с близкими Ордену функциями.

94 год √ новая политика храмов √ платные услуги.

96 год √ смерть Меара Ангрест. На престол взошла его старшая дочь Альмора.

96-190 года √ Золотой век. Народ сыт и богат, дворяне потихонечку продвигают к светлому будущему малый бизнес. Никаких бунтов (еще бы, а Святая Инквизиция на что?), никаких войн. Тихо, мирно.

Благодать.

190 год √ возникают странные слухи о возобновлении активности магов. Инквизиция с ног сбилась, но найти никого так и не удалось. Часто стали афишировать себя адепты Серебряного Колеса, пугая народ предсказаниями о скором Конце Мира. Храм всех богов раздирают склоки: Хранитель √ жрец Маэрада и плевать она хотела на мирские дела. Святая Инквизиция во главе с дальней родственницей Эльзеарда Даярукой зубами скрежещет, видя обилие потенциальных врагов и ощущая свое бессилие: ведь любое их действие ограничивается откуда-то сверху, с заоблачных высот высшей власти, из королевского двора. Сам восьмидесятилетний король Альморт явно непричастен к творящейся неразберихе.

191 год √ смерть Альморта (Иней, 2).

На престол восходит тридцатилетняя дочь Альморта Катарина (Иней, 9).

Новоиспеченная королева показала себя чрезвычайно активной, политически грамотной и умной правительницей. Множество важных сановников и родных, что пытались сделать из Катарины красивую послушную марионетку, получили достойный отпор: кое-кто лишился головы (как, например, тетка королевы Халкаста), кое-кто оказался в тюрьме, кое-кто просто получил по шаловливым лапкам и ушел в подполье, зализывая раны.

К месяцу Солнце официальных претендентов на душу Катарины не осталось.

Получив относительную свободу действий, правительница крепко взялась за всю политическую систему Мирты, намереваясь, очевидно, перевернуть ее с ног на голову. Первым делом Катарина воплотила в жизнь несколько законопроектов Коронной палаты, уже который год лежавших без дела в архиве. Среди массы законов о предоставлении социальных льгот различным слоям населения, смягчения цензуры и сокращении рабочего дня выделялся пакет, связанный со Святой Инквизицией. Отныне Храмы Инквизиционного Триумвирата (Ханвест, Шамон, Рафдарта) не могли иметь земель более, чем любые другие Храмы. Вводилась жесткая система ограничения способов дознания (отмена особо жестоких пыток); по новому "Закону об имуществе" две трети земли и половина личного имущества казненного по обвинению в ведовстве переходила родственникам (ранее вся личная собственность ведуна или демонопоклонника становилась собственностью Инквизиции). "Закон о непричастности" гласил, что близкие родственники еретиков (т.е. магов, адептов Серебряного Колеса, ведунов, демонопоклонников и подобных), ранее подвергавшиеся гонениям и нередко казнимые вместе с обвиняемыми, отныне считаются "непричастными к преступлению", если не доказано обратное.

Большинство принятых законов было направлено на ослабление Инквизиционного Триумвирата. Королева считала эту меру необходимой, так как за годы безбедного существования Триумвират приобрел огромное влияние, во многих случаях превосходящее влияние монарха. Храмам Триумвирата принадлежали огромные земельные наделы, занимавшие чуть ли не половину королевства, в их руках находился полный контроль экономики; уже третье десятилетие более половины депутатов Коронной Палаты находилось на содержании инквизиторов, пытавшихся подменить мнение народа мнением жреческого меньшинства.

Есть от чего придти в бешенство королеве √ реформатору, ставящей народную власть выше своей собственной. Для Мирты демократия √ лишь мечта, но мнение королевы непререкаемо: " Мечта должна стать явью!". Главным препятствием на пути достижения великой цели являлась Святая Инквизиция, и Катарина приложила все усилия к борьбе с ней.

НАЧАЛО ИГРЫ "ЛЕГЕНДА: СУМЕРКИ".

Принятые законы ввергли теоров Храмов Инквизиционного Триумвирата в состояние, близкое к панике. Оказалось, что Зеленый и Красные Цвета полностью поддерживают реформаторскую деятельность королевы, а Хранитель Храма всех Богов Доттэ, дальний родственник, тайно покровительствует ей...

Стабильное большинство в Храме всех Богов утеряно, большая часть земель перешла в госсобственность, "свои" депутаты в Дворянской палате "добровольно" ушли с постов, покровительствующие кланы дали понять, что иметь дело с неудачниками больше не намерены. Стены непоколебимого бастиона Инквизиции дали трещину, однако разрушаться пока не собирались. Королева обеспечила себе достойную оппозицию. Оправившись от первого шока, Триумвират начал готовиться к борьбе. Движение противостояния неофициально возглавил Верховный Жрец Ханвеста Даярука, правнучка Эльзеарда.

Вооруженный до зубов нейтралитет между сторонами сохранялся довольно долго - до месяца Дождь 191 года. Позже историки дадут этому месяцу название "время Пророков".

Двадцатого числа в стольном городе Мирлее появился жрец Ардавэста, утверждающий, что он √ потомок самого Донварта Мирдинга, Пророка.

К вечеру тысячи людей собрались на площади Мечты и услышали его проповедь; его речь была легка и плавна, она лилась, проникая в самую глубину души; он говорил о любви, о свободе, о вечном братстве людей, и многие плакали, сознавая мудрую простоту его слов; в его глазах играло жаркое пламя Веры, согревающее и очищающее разум внимавших...

Однако речь Серебряного Жреца (люди дали ему прозвище, так как не знали его имени)

была прервана теорами столичного Храма Шамона, вступившими с ним в спор. Они обвинили его в самозванстве и ереси, они опровергли все его доводы, они говорили веско и мудро, но после музыкальной речи Серебряного их слова звучали дико и грубо...

Разум людей внял мудрым доводам, но души не верили в ложь прекрасной сказки, не верили в порочность мечты. В тот день тысячи людей со слезами на глазах молились за нового чудесного Пророка...

В отличие от Пятицветья, отнесшегося к Пророку весьма настороженно и недружелюбно, Катарина на следующий же день пригласила возмутителя церковного спокойствия во дворец и имела с ним долгий и содержательный разговор; в результате ему был пожалован баронский титул и место депутата Коронной Палаты. Ходили слухи, что Серебряный Жрец стал личным советником королевы по вопросам, связанным с Храмами и Инквизиционным Триумвиратом. Придворные завистники очень нелестно отзывались о "личном спорщике королевы", который слишком резко критиковал активную реформаторскую деятельность и предпочитал "тотальному разгрому" путь "мягких, упорядоченных реформ".

25 числа месяца Дождя Катарина, абсолютно не считаясь с мнениями многочисленных советников, обнародовала указ о роспуске Инквизиционного Триумвирата. Основанием для решения стали участие в последнее время выпады инквизиторов в адрес королевы и ее приближенных, поводом √ неудачное покушение на монаршую особу, совершенное послушником Храма Ханвеста ночью с 23 на 24 Дождя. Убийца, очевидно, не знал, что королева хорошо фехтует, и даже приобретенные во время храмового обучения навыки ему не помогут...

Итак, отныне Святая Инквизиция белее не существует, однако Фиолетовый и Желтый Цвета это явно не устраивает.

Двадцать седьмого дня Дождя жрецы Рафдарты и Ханвеста провели в стенах знаменитой крепости-тюрьмы Артава экстренное совещание. После десятичасового обсуждения было решено прибегнуть к крайней мере ради спасения "самобытности и государственности" Мирты и созвать Обновленный Орден Крылатого Огня.

Небольшая историческая справка:

Орден Крылатого Огня √ своеобразный аналог Министерства по чрезвычайным ситуациям. Созывается Орден во время действительно из ряда вон выходящих событий (мировая война, гнев Богов, массовые неурожаи, Всемирный Потоп и тому подобная прелесть) и состоит из теоров тех Богов, что реально могут помочь решить проблемы.

Самым ярым сторонником созыва Ордена была Даярука, и, как ни странно, отнюдь не случайно присутствовавший на совете Серебряный Жрец. После роспуска Триумвирата он явно разочаровался в Катарине и примкнул к оппозиции, обещавшей ему "по устранении всех препятствий" его любимые "мягкие церковные реформы". Узнав о неожиданном предательстве, Катарина, не мешкая, лишила пророка титула и земли, обвинив в государственной измене и самозванстве. По ее словам, "настоящий благородный Пророк никогда бы не примкнул к врагам народа в трудную для королевства минуту". Однако, как утверждала Королева, родословная премьер-министра и главы Коронной палаты Джорджа не оставляла сомнений в том, что он √ настоящий потомок Пророка. Из недр библиотеки Храма Шамона правительница извлекла древний манускрипт, в котором говорилось, что "пришедший в годину бедствий новый Пророк" не страшится яда и стали, и в жилах его течет голубая кровь. Данные приметы были проверены при большом стечении народа; ударная доза мышьяка не причинила Джорджу ни малейшего вреда, палаческий топор скользил по коже, не оставляя ни царапины; пущенная цирюльником кровь (пришлось искать по всему городу медные инструменты) оказалась необычного синего цвета...

После испытания Катарина и Джордж посетили Храм Вилиора, где произошло пышное венчание; Свадьба была назначена на 14 день месяца Туман. Между прочим королева заметила, что она уже давно растит дочь и что отец ее √ ни кто иной, как Джордж, новый Пророк. Отныне перевес был на стороне королевы, так как Верховный Жрец Шамона, услышав о новом Пророке, изъявил желание официально поддержать королеву всеми имеющимися в наличии у Синего Цвета силами. Изъявления подобострастной преданности были благосклонно приняты, Храмы Шамона официально поступили под опеку государства и вскоре вступили в борьбу.

2 числа месяца Туман Жрец Далии далвар Шамона из столичного Храма произнес на Площади Мечты речь, в которой призвал свободный народ Мирты браться за оружие и нещадно истреблять "ядовитых гадов, посягнувших на благословенную всеми Богами монаршую власть", оставляя в живых только тех, кто "покается в грехах своих и, прозрев, встанет в ряды освободительной армии".

Под "ядовитыми гадами", разумеется, подразумевались теоры Фиолетового и Желтого Цветов, самые решительно настроенные из которых спешно стягивали всю военную силу к Артаве.

Речь оратора была принята горожанами однозначно: через час-другой после речи Храм Рафдарты был захвачен, почти все теоры перебиты и богатые сокровищницы опустошены. Городская стража получила строжайший приказ задерживать на выходе из города любую подозрительную личность, а в случае оказания сопротивления зарубать наглеца на месте. Особое внимание следовало обратить на жрецов Ардавэста, так как исчезнувший где-то в городе Серебряный Жрец наверняка попытался бы покинуть город, одевшись в белый балахон. Доблестные стражи, к сожалению, поняли все слишком буквально. В Переулке Грез, что недалеко от южных ворот, городской патруль заметил большую группу Белых Жрецов, пытавшихся в том достаточно укромном месте переждать волнения. В ответ на грубые окрики и ругань стражников насмерть перепуганные люди "оказали сопротивление", приняв, очевидно, гвардию за шайку бандитов. За что и поплатились...

До сих пор не известно, был ли среди них Лжепророк или нет: изрубленные на куски тела никто не смог опознать.

КОНЕЦ ИГРЫ "ЛЕГЕНДА: СУМЕРКИ".

Вихрь народного гнева постепенно набирал обороты. Жители столицы, воспламененные речью Жреца Далии, хватали в руки что ни попадя и тут же бежали, сломя голову, к северным воротам, где городской воевода Рокот набирал ополчение для штурма Артавы. К вечеру третьего числа в распоряжении королевы была семитысячная армия ополченцев, более половины из которых понятия не имели, с какого конца за меч берутся, около сотни городских стражей-ветеранов и две тысячи кавалеристов из конных дворянских дружин; по сведениям соглядатаев, у Даяруки в Артаве было не больше тысячи бойцов, но треть составляли теоры Бога Войны Ханвеста, что практически уравнивало шансы.

Четвертого числа Тумана, рано утром, королевские войска подошли к крепости-тюрьме; к вечеру, поняв бесполезность обстрела могучих стен и башен крепости камнями из катапульт, Воевода Рокот послал людей на приступ. В первых рядах шли наспех вооруженные ополченцы, до сих пор находящиеся под воздействием чарующей речи Жреца Богини Истины Слова, не страшащиеся никого и ничего. Их неистовый фанатичный натиск мог бы сломить любую армию, однако ни один не смог добраться даже до гребня стены. Снизу было видно, как разбиваются в щепы щиты и рвутся в клочья доспехи, было слышно, как мерзко хрустят кости и кричат раненные. Только раненные. Жрецы Бога Войны не брали на себя грех убийства.

Когда количество искалеченных перевалило за тысячу, штурм был остановлен. Остаток ночи лучшие королевские стратеги посвятили поиску решения проблемы "неприступной крепости". Утром оказалось, что их усилия были напрасны.

Артава обезлюдела.

Войска Даяруки ушли на запад.

Пятого числа Тумана 191 года II эпохи официально начинается гражданская война, позже получившая название Война Очищения.

...Покинув Артаву, Даярука повела свои войска к Маджоку. Четырнадцатого дня Тумана передовой отряд, состоящий из теоров Ханвеста во главе со Жрецом Рагвада далвар Ханвеста Лотосом, на марше снес ворота и дозорные башни города, после чего расположился на отдых в ожидании главных сил. Не знаю, правильна ли формулировка, но Маджок, кажется, сдался без боя.

В тот же день, между прочим, происходила свадьба Катарины и Джорджа, отныне не только Пророка, но и короля Мирты.

Но вернемся к восставшим. На шестнадцатый день Тумана в здании Магистрата Маджока был проведен военный совет, на котором присутствовали Жрецы всех или почти всех Храмов Ханвеста со всей страны (Желтый Цвет к тому времени как невоенную силу во внимание не принимали). На совете была выработана и оглашена новая стратегия: "Все ради победы!"

Все жрецы, а после и все теоры Ханвеста поклялись принять на себя тяжелейший грех убийств ради возвращения благодатного "докатарининского" времени и установления божественной власти своего лидера Даяруки над погрязшим в мирских склоках королевством. После совета войско восставших разделилось. Порядка пятисот пеших ратников, составлявших когда-то гарнизон Артавы, двинулось дальше на запад, в Тэол; покровительствовавший некогда Триумвирату барон Тэол не должен был отказать в поддержке. Теоры Ханвеста во главе с Лотосом выступили в направлении Вайранта, крупного торгового центра, захват которого дал бы повстанцам преимущество, перебил бы основную торговую артерию Мирты, то есть ограничил приток ресурсов в столицу. Даярука по не совсем понятным причинам оставалась в Маджоке еще неделю, счастливо избежала трех покушений и в качестве прощального подарка преподнесла ошалевшим горожанам свежеоторванную голову городского воеводы.

Тем временем Лотос ввел подчиненный ему отряд в Вайрант (жители даже не пытались сопротивляться; городской воевода, преподнося захватчикам ключ от городских ворот, чуть не уронил со страху стальную витиеватую штуковину себе на ноги). После непродолжительных разговоров почти все местные обитатели и знать согласились поддерживать армию Даяруки. Самым первым был широко известный в Вайранте и во всей Мирте барон Альвадор, богатейший торговец пряностями.

Он не только обещал предоставить жреческой армии десятитысячный отряд кавалеристов, но и рвался лично повести своих солдат в бой; от последнего его мягко отговорили, объяснив что "доблестны Томалт будет не менее полезен в тылу" и жизнь столь полезного человека слишком ценна, чтобы ей рисковать.

К началу месяца Мороз армия повстанцев была собрана и готова к решительным действиям. Она насчитывала около сорока тысяч человек против двухсот тысяч королевского войска. Учитывая наличие теоров Ханвеста √ в самый раз.

С месяца Мороз 191 года начинается активный период войны, период масштабных военных действий. Армия повстанцев массированными ударами рассеивали отряды королевского ополчения, которое, в свою очередь, уходило в леса и устраивало мастерские засады на непобедимых в единоборстве теоров Ханвеста. Крупных кровопролитных битв не было до 193 года, до бойни на Железном Пригорке, что находится в двух милях южнее Тэола. В страшной резне между десятитысячным отрядом кавалеристов барона Альвадор и элитными полками королевских пеших алебардистов погибло около восемнадцати тысяч человек.

Переломным моментом войны можно считать штурм королевскими войсками находившейся в руках Даяруки Латы. В ожесточенном бою погиб воевода Рокот, правая рука королевы, и был тяжело ранен гениальный стратег, командир элитных алебардистов Вольный. Оставшаяся без лучших лидеров армия начала проигрывать бой за боем. В начале Травы 195 года повстанцы захватили Мирлей и ворвались в королевский дворец. Королеву разорвала на части осатаневшая от счастья Даярука. Джордж, пророк, пал от руки Лотоса, лучшего военачальника повстанческой армии. Большая часть прислуги и гарнизона замка успела бежать и скрылась в окрестных лесах.

...Лотос опустил окровавленный топор и удивленно уставился на лежащую перед ним груду мяса, бывшую когда-то Пророком.

-Красная....-потрясенно выдохнул он.

Через три дня Даярука объявляет себя Хранителем Храма всех Богов и правителем Хранимой Мирты.

С 195 года начинается новая, Третья Эпоха, официально названная Эпохой Блага.

Минул год. Война окончена, монархия упразднена, народ не бунтует, но спокойствия нет по-прежнему.

Новая Эпоха всегда дает новый виток катаклизмов.

Эпоха Блага.

Народ дал ей другое имя: Время Туманов, ибо власть Храмов не принесла желаемого рассеяния тьмы неверия и вольнодумства и воцарения в душах людских света истинной веры. Тьма лишь чуть просветлела, породив блеклый туманный сумрак. Где цели? Где идеи? Где границы войн добра и зла? И где же они сами, добро и зло? Все смутно, все размыто, нет ясных путей, нет ориентиров. Хранимая Мирта, старое королевство с новой сутью, казалась могучей и непоколебимой... первое время.

Еще не остыли угли и пепел, оставшийся от тысяч сожженных смутьянов, еще не утерли со лба трудовой пот добрые сыны церкви, еще не умер под страшными пытками последний верный династии Ангрест аристократ, как из потайных щелей и нор выполз и покрыл землю белесым зыбким ковром проклятый туман. Многочисленные враги Храмов объединились, они √ сила, с которой приходится считаться, но с которой нельзя вступить в единоборство. Туман вездесущ и бесплотен, его нельзя схватить за горло и бросить в пыточный застенок.

Могучее Колесо Возмездия потеряло ориентиры, оно беспорядочно пронзает смертоносными карающими клинками белесую муть, тщетно пытаясь рассечь, развеять, уничтожить... Инквизиция истосковалась без настоящего врага. Она с нетерпением ждет, когда он обретет плоть.

И тогда...

начало игры "Легенда: время туманов".

После долгого ожидания Инквизиция была, наконец, вознаграждена. Могучий противник появился внезапно, в неожиданном месте, но появился.

Итак, 22 день Дождя второго года Эпохи Блага. Вайрант. Утро. По освещенной алыми рассветными лучами пустынной дороге к городу приближается группа путников. Белый плащ служителя Ардавэста, сверкающие латы благородного лорда, лохмотья нищего, шкуры варвара. Не такое уж редкое зрелище в этих краях. "Тоже мне, вечные искатели приключений. Романтики им не достает, ишь ты!" - недовольно нахмурился гвардеец, стоящий на страже у ворот. "Тунеядцы!" √ тихо, но отчетливо произнес согбенный купчишка, злобно зыркнув на прибывших из-за заваленного разнообразным бесполезным хламом прилавка. "А ты не из бедных, друг мой" √ хитро прищурился другой купец, побогаче, оценив стоимость доспеха благородного лорда. "Чего же тебе, милый, в жизни-то не достает?". "Не нравится мне эта орава" - насторожился попавшийся навстречу Жрец Ханвеста. "Неспроста они явились, чует мое сердце...".

Обычный, в общем, прием странников, время от времени посещающих древний бунтарский город в поисках романтики и приключений. Как будто не знает глупая молодежь, что Вайрант давно успокоился, повзрослел, занялся делом и уже не так легок на подъем, как в годы бурной молодости.

Но, в отличие от своих предшественников, нынешние посетители не были романтиками. И не были простыми искателями приключений.

Ибо среди них была Анна, дочь королевы Катарины, и ее младший брат. Принц и принцесса явились в город не случайно, ведь именно здесь, в Вайранте, после разгрома королевских войск скрылись от преследования Инквизиции многие сторонники монархии и противники нового режима. Также в городе было множество богатых аристократов и дворян, которым была не слишком удобна власть Храмов, активно прибирающих к рукам свободный рынок.

Идеальная почва для заговора против Хранителя Даяруки и Храма всех Богов.

Через некоторое время принцесса, пользуясь такими неотразимыми доводами, как королевские регалии, личное обаяние и обещания "крупных денежных благодарностей", добилась признания среди местной высшей аристократии. Самым могущественным из ее сторонников стал барон Томалт Альвадор, который в свое время поддерживал армию Даяруки, обещавшей по окончании войны признать суверенитет баронства. Война закончилась, но Томалт так ничего и не получил. Катарина, зная причину недовольства клана Альвадор властями, даровала барону документ, дающий ему полную власть не только над его собственными владениями, но и над немалой территорией, включающей в себя бесценные города Вайрант и Герник. Документ этот вступал в законную силу лишь после официальной коронации Анны, поэтому Томалт недолго думал, на чью сторону встать. Для укрепления союза между кланами Альвадор и Ангрест Анна и Томалт породнились, смешав свою кровь.

Жрецы городского Храма Ханвеста слишком поздно узнали о готовящемся заговоре. Настолько поздно, что не решились активно выступать против окрепших монархистов и остались в стороне от конфликта. Прочие Храмы (за исключением Желтого, по уже сложившейся традиции разрушенного и разграбленного в самом начале волнений) проявили похвальную сознательность и громко прославляли "возрожденную монархию".

Все планы Анны претворялись в жизнь просто великолепно, однако похищение принца, произошедшее 25 Дождя, внесло некоторое смятение в ряды повстанцев. На следующий день обезображенное тело мальчика было найдено у ворот города. Рядом с ним лежал труп Жреца Маэрада с перерезанным горлом. Причины странного похищения и убийства не ясны до сих пор.

27 Дождя в здании Городской Магистратуры Вайранта прошел Совет, на котором все представители городских властей (включая Жрецов Храма Войны) присягнули на верность новой королеве. Советом было принято решение о подготовке города к осаде, так как в донесениях агентов-монархистов из Мирлея и Ваудуна говорилось о всеобщей мобилизации войск Инквизиции.

28 Дождя Анна коронуется.

Во время сбора ополчения 28 Дождя √ 18 Тумана обнаружилось, что часть теоров Ханвеста, при участии которых повстанцы планировали провести обучение ополченцев азам боевого искусства, покинула город, невероятным образом обойдя многочисленные заставы и патрули. Фиолетовые оказались не так глупы и запуганны, как казалось лидерам восставших. Активно участвуя в подготовке революции, теоры Ханвеста зарекомендовали себя как верные сторонники монархии, накапливая тем временем драгоценные сведения об агентуре монархистов, численности войска, слабых местах городских укреплений...

Проведя собственное независимое расследование, Томалт Альвадор узнал, что предатели-храмовники часто контактировали с королевой и ее приближенными. Простые подозрения √ еще не повод для прямых обвинений в предательстве (да и зачем ей, королеве, будущей правительнице, предавать свое собственное дело?), однако в руки барона попадает один из слуг Анны, пытавшийся тайно покинуть город с посланием Даяруке, Хранителю. И не от кого попало, а от самой коронованной особы. Много интересного содержалось в послании, очень много...

По-видимому, королева, поняв тщетность попыток выступления против многократно более сильного противника, решила сдаться Инквизиции, ради спасения собственной жизни предварительно приговорив к смерти своих бывших соратников.

Что им, соратникам, не понравилось.

Утром 29 Тумана барон Альвадор во главе полусотни ратников атаковал Городскую Магистратуру, в которой находилась резиденция королевы. Анне с десятком слуг и немногочисленной охраной удалось бежать и укрыться в Храме Войны. Храм был осажден и взят штурмом. Королева погибла, перед смертью разбив на части корону Мирты. Сам барон был тяжело ранен и выжил только благодаря стараниям своей супруги Раалы, талантливой травницы.

Смерть Анны принесла Томалту не только моральное удовлетворение. Он оказался последним человеком в стране, в жилах которого текла королевская кровь, что давало ему моральное право претендовать на престол. Он использовал свое право, переплавив осколки короны в два венца и объявив себя королем, а Раалу √ королевой Мирты. Уже в качестве монарха он выступил перед ополчением и горожанами с речью, в которой раскрыл суть преступления королевы, обещал свергнуть тиранию Даяруки, восстановить монархический строй, ввести новые свободы...

Сие памятное событие произошло аккурат за день до генерального штурма Вайранта многотысячным войском Инквизиции.

конец игры "легенда: время туманов".

Чуда не случилось. На помощь новому королю не пришли могучие духи предков; ему не дали свое благословение Боги, вдохнув безумную силу и храбрость в души его воинов. Вайрант был взят, все жители до последнего казнены по обвинению в измене Родине и церкви. Барона, успевшего сбежать в самом начале штурма, объявили "персоной вне закона", лишили прав и имущества. Город был сожжен; через два года на пепелище была построена могучая крепость Инквизиции, Форпост Вайрант, символ победы и триумфа, мемориал позора на могиле Анны, королевы Ангрест...

А теперь перенесемся на новое место и время действия.

6 год Эпохи Блага. Северо-запад Мирты. Предгорья Винд-Оверд. Город Герник.

Герник, город богатства и роскоши, мечта, ставшая реальностью. Прекрасные пейзажи, дарующие умиротворение, чистый, напоенный ароматом благовоний воздух, послушные слуги, тихая расслабляющая музыка, игристое вино...

Таков Герник, город-сад, царство сладких снов, мир счастья и покоя. Прекрасное место, где самые видные богачи и правители испокон веков отдыхали от трудов праведных, забывая о суете бренного мира. Все войны, все несчастья, болезни и голод обходили стороной прекрасный цветок королевства, самое ценное из сокровищ.

Так было всегда. Так будет всегда.

Хотя...

В такое неспокойное время ни в чем нельзя быть уверенным...

25 Облако 6 года Блага.

начало игры "легенда: черная роза".