Эйлин Бейкер

Персонаж: Эйлин Бейкер, служанка в Большом Доме, личная горничная Габриэль Дискейн
Игрок: Лершин, г. Кемерово

Прием был ужасен. Сэй Стивен покинул Большой дом перед самым приходом гостей, леди сэй Габриэль нервничала, беспокоилась, Эйлин беспокоилась вместе с последней. Все шло не так, как задумано. И Роланд вернулся какой-то странный. Все странные.
Ничего... Вот закончится прием и можно будет пойти на молитву. Эйлин надеялась хоть немного успокоиться в кругу сестер. Леди сэй Джеральдина, которую Эйлин, никогда не видевшая своих родителей, привыкла звать матерью... Сестры Роза, Лилиана... С ними так хорошо и спокойно. Соединение рук внушает надежду, что все наладится, Человек-Иисус не оставит нас.
Но вот снова нужно вернуться в Большой дом.
- Да, сэй Корт, я слушаю тебя. Гипноз? Это поможет найти пропавших детей леди сэй Бэйкер, моей попечительницы? Да, конечно, я согласна, сэй Корт.
Гипноз.
- Черный дом? Я не хочу вспоминать о нем. Почему? Я не знаю. Мне неприятно. Не хочу. Хорошо, я постараюсь.
Порыв ветра. Головная боль. Неужели снова приступ?
- Я помогу тебе, - обещает сэй Корт. - Это важно. Ты должна вспомнить. Ты же хочешь, чтобы нашлись пропавшие дети?
И снова гипноз. Головная боль приходит почти сразу. Страшно. Порыв ветра срывает шляпу с головы Корта. Это приступ. Больно. И приступ снять нельзя.
- Вспоминай Эйлин, дочь Джеральдины. Вспоминай. Ты должна вспомнить.
Корт до боли сжимает руку Эйлин.
Она ребенок. Играет у дома Бэйкеров. Какой-то человек ведет ее к Черному дому. Черный дом манит. Страшно. И больно. Снова ветер. Да, приступ. Только бы не разрушить ничего. Больно. Обморок. Кто-то из стоящих рядом стрелков подхватывает падающую Эйлин.
Ее все еще пошатывает после обморока. Но в комнату уйти нельзя. Эйлин не может оставить леди сэй Габриэль. Кстати, что-то странное происходит с леди сэй. Метается по дому, словно ищет что-то, трет виски.
Любая головная боль давно вызывает у Эйлин страх. Приступы, во время которых проявляются ее странные способности, всегда сопровождались головной болью. И девочка привыкла считать опасным это невинное недомогание. Ни одна болезнь не может быть страшнее обычной головной боли. Точнее, необычной головной боли. А обычная? Да существует ли она вообще?
Дин хватает метающуюся по дому леди сэй Габриэль, пытается загипнотизировать ее. И тут у Эйлин сдают нервы. Слишком похоже происходящее с леди сэй на приступы Эйлин. Это не просто головная боль. А значит опасно. Опасно для всех. К тому же у самой Эйлин начинают ныть виски.
Бессвязно, запинаясь, путаясь в словах она пытается спешно объяснить сэю Стивену, что происходит с ней, что происходит с леди сэй Габриэль. Только бы не случилось ничего непоправимого! И безразлично, что после этих признаний сделают с ней самой.
Эйлин с детства скрывала свои странные способности, боялась рассказать о своей вызывающей разрушения болезни. Привыкла скрывать, привыкла таясь снимать эти приступы. Достаточно уйти в свою комнату, остаться в одиночестве и заставить потанцевать в воздухе любой предмет, и очередной приступ пройдет. Если уйти вовремя, пройдет, ничего не разрушив. Эйлин очень старалась не опаздывать с "лечением", очень четким было воспоминание о снежной буре обрушившейся по ее вине на летний сад.
Катастрофы не случилось. Приступ Эйлин сняла чуть позже, сэй Стивен не наказал ее, даже пообещал помочь, и даже головная боль прекратилась. Но потом вернулась снова. И снова нельзя уйти. Улыбаться. Улыбаться. Улыбаться. Человек-Иисус, дай мне сил.
- Может быть, чаю, сэй?
Настоящая пытка. При приближении леди сэй Габриэль начинает ломить виски. Каждый ее приступ отзывается вспышкой боли.
- Роланд, сними ей боль.
- Гарольд, сними ей боль.
- Роланд, сними ей боль.
Вокруг что-то происходит, но все, как в тумане. Вампиры? Красный шар? Убийства? Головная боль. И снова улыбаться.
- Может быть, чаю, сэй?
Эйлин навещает Джеральдину Бэйкер, пытается помочь попавшей в беду Розе Анвин, ищет пропавшего отца Виктора, подписывает прошение дам о закрытии "Салуна". Но все равно все в тумане. Головная боль. - Посмотри на черепашку, леди сэй.
На этот раз боли нет. Эйлин вспоминает человека, пытавшегося увести ее в Черный дом. Она сможет узнать его!
А потом краткий миг спокойствия и умиротворения. Головная боль почти исчезла. Эйлин сидит рядом с Роландом, который держит ее за руку. Они говорят о чем-то. Измученной постоянной болью Эйлин это кажется почти счастьем. Вот только почти счастье оказалось коротким.
Убийство Корта. Взрыв в Большом доме.
- Роланд! Нет!
Она сидит над могилой стрелков. Не нужно ничего. И идти некуда. Роланд мертв, Человек-Иисус оставил ее.
- Что? Оставьте меня, сэй. Мстить? Что я могу... Динамит?!
Следующий взрыв прогремел в мэрии.